Право вето в ооо

Оглавление:

Решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 14 ноября 2008 г. N А39-2938/2008-246/16 Суд отказал в удовлетворении иска о признании недействительным решения общего собрания участников ООО о продлении полномочий управляющей компании, так как решение было принято большинством голосов, а реализация права вето истца рассматривается судом как попытка заблокировать текущую деятельность общества, что является недопустимым (извлечение)

Решение Арбитражного суда Республики Мордовия
от 14 ноября 2008 г. N А39-2938/2008-246/16
(извлечение)

Арбитражный суд Республики Мордовия установил:

общество с ограниченной ответственностью «Н.» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «С.» и закрытому акционерному обществу «Р.». Истец просит признать недействительным решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью «С.» от 03 июня 2008 года о продлении полномочий Управляющей компании — ООО «Ю.» до 2011 года.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО «Ю.».

Иск мотивирован тем, что в соответствии с уставом общества истцу предоставлено право вето по вопросу о принятии решения о заключении, расторжении и изменении соглашений (договоров) о передаче полномочий единоличного исполнительного органа, заключенных обществом с управляющей организацией или управляющим (п. 8.3. устава). Данное право им реализовано на общем собрании от 03.06.2008 года, но не принято во внимание при принятии решения.

Ответчики иск не признали. Возражения сводятся к тому, что принятым решением права истца не нарушены, он принял участие в голосовании. Ответчики считают, что в действиях истца имеются признаки злоупотребления правом в смысле статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении спора установлено следующее.

Согласно статье 4 устава общества с ограниченной ответственностью «С.» его участниками являются закрытое акционерное общество «Р.» (г. Москва) с долей в уставном капитале 98% и общество с ограниченной ответственностью «Н.» (г. Москва) с долей 2%.

Пунктом 8.3. устава обществу «Н.» предоставлено право «вето» при принятии решений по вопросам, определенным в подпунктах 2, 3, 4, 7, 8, 9, 10, 18, 21 22, 23, 24 пункта 10.2. устава. В частности, по вопросу о заключении, расторжении и изменении соглашений (договоров) о передаче полномочий единоличного исполнительного, заключенных обществом с управляющей организацией или управляющим.

03 июня 2008 года состоялось заочное внеочередное общее собрание участников общества с ограниченной ответственностью «С.». На повестку были вынесены: вопрос о продлении полномочий Управляющей компании — ООО «Ю.» и вопрос о заключении с Управляющей компанией ООО «Ю.» дополнительного соглашения к договору о передаче полномочий единоличного исполнительного органа от 01 декабря 2003 года о продлении полномочий компании и его подписании.

По результатам голосования был оформлен протокол N 05-2008 от 04 июня 2008 года. Согласно приложению к протоколу, ЗАО «Р.» проголосовало за продление полномочий управляющей компании и за подписание дополнительного соглашения с ней, аналогичные сведения содержат и бюллетени для голосования данного участника. По протоколу ООО «Н.» по обоим вопросам проголосовало против. Из бюллетеня для голосования этого участника по вопросу о продлении полномочий Управляющей компании видно, что истец проголосовал против, затем, со ссылкой на пункт 8.3. устава, на бюллетене им сделана надпись о наложении вето на решение данного вопроса. Аналогично повел себя истец и по вопросу о заключении с Управляющей компанией дополнительного соглашения о продлении полномочий.

По результатам голосования обществом «С.» приняты решения о продлении полномочий Управляющей компании ООО «Ю.» и о подписании с ней дополнительного соглашения.

Поскольку названные решения приняты без учета вето общества «Н.», названный участник общества обратился в суд с рассматриваемым иском.

В соответствии со статьей 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 N 14-ФЗ решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (далее — управляющий), утверждение такого управляющего и условий договора принимается общим собранием участников общества.

Исходя из положений пункта 8 статьи 37 Закона решение о передаче полномочий единоличного органа управления общества принимается общим собранием участников общества большинством голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия таких решений не предусмотрена настоящим Федеральным законом или уставом общества.

В соответствии с пунктом 10.5. устава ООО «С.», каждый участник общества на общем собрании участников имеет количество голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале общества, за исключением случаев, установленных Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» и настоящим уставом. Специальных оговорок по числу голосов в отношении выше указанных вопросов устав общества не содержит.

В рассматриваемом случае оба участника общества приняли участие в голосовании, выразив свое мнение в соответствующей графе бюллетеня для голосования. По результатам голосования, исходя из числа голосов каждого участника, было принято решение.

Истец считает, что фактически решение о продлении полномочий управляющей компании и о заключении с ней дополнительного соглашения не принято, поскольку он воспользовался правом вето.

При принятии решения по данному спору суд исходит из следующего. Материалами дела подтверждено, что по вопросам, вынесенным на общее собрание, оба участника проголосовали. Соответственно, общество обоснованно приняло решение по результатам голосования (большинством голосов).

Из материалов дела видно, что в течение 2008 года общество неоднократно выносило на общее собрание участников вопросы об управляющей компании.

Поведение истца просматривается следующим образом. Истец ни разу не выступил инициатором собрания, не вынес на повестку дня своих предложений по вопросу о выборе или замене управляющей компании. На общих собраниях по данному вопросу голосовал против управления компании ООО «Ю.» или воздерживался, либо не участвовал в собрании. 03 июня 2008 года на общем собрании истец проголосовал против управления общества «Ю.», одновременно применив право вето.

В соответствии со статьей 32 ( пункт 4 ) Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества. Из устава общества «С.» следует, что органами управления общества определены общее собрание участников и единоличный исполнительный орган общества.

В соответствии со статьей 42 этого же Закона и уставом общества «С.» полномочия единоличного исполнительного орган общества могут быть переданы обществом управляющему, что и было сделано обществом.

Статьями 11 и 12 устава общества определен круг полномочий единоличного исполнительного органа общества и вопрос участия единоличного исполнительного органа в обязательствах общества.

Из положений названных статей устава следует, что при отсутствии ясности о лице, являющемся единоличным исполнительным органом общества и о его полномочиях, текущая деятельность общества невозможна, а вопрос обязательств общества перед третьими лица становится фактически не разрешаемым.

По мнению суда, при отсутствии нарушения каких-либо его прав, истец, реализуя право вето, фактически пытается блокировать текущую деятельность общества, что является недопустимым. Поведение истца и его обращение с данным иском расценивается судом как злоупотребление правом, исходя из положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, что является самостоятельным основанием для отказа в судебной защите.

Ввиду отсутствия нарушения прав общества «Н.» и злоупотребления им своим правом, иск удовлетворению не подлежит.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации госпошлина по делу относится на истца.

Руководствуясь статьями 110 , 168 — 171 , 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

в удовлетворении иска обществу с ограниченной ответственностью «Н.» (г. Москва) отказать.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в Первый арбитражный апелляционный суд.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Дополнительные права участника ООО

Законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрена возможность предоставления дополнительных прав участнику (участникам) общества, помимо прав, перечисленных в законе. Указанные права могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении или предоставлены участнику (участникам) общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно (п. 2 ст. 8).

Идея дополнительных прав заимствована из германского права, однако, в нем дополнительные права участника ООО оформляются дополнительным соглашением (договором) общества с участником и, как правило, привязываются к его доле, а, следовательно, при отчуждении доли они могут переходить к новым участникам общества. В отличие от этого российское законодательство считает дополнительные права не относящимися к долям собственности в капитале общества и принадлежащими персонально участнику общества и потому не переходящими к приобретателю в случае отчуждения его доли или части доли (абз.2 п.2 ст.8, абз.2 п.2 ст.9 закона об ООО).

Все права участников (основные и дополнительные) должны быть перечислены в уставе общества. Если в процессе деятельности юридического лица принято решение о предоставлении участнику (участникам) общества дополнительных прав, необходимо внести изменения в учредительные документы ООО, и только после регистрации указанных изменений дополнительные права приобретают силу для третьих лиц (ст. 52 ГК РФ).

Дополнительные права, закрепленные в уставе, могут предоставляться всем участникам либо определенному участнику (участникам) общества, и могут быть предоставлены любому участнику общества независимо от того, каков размер его доли, а также от того, является участник физическим или юридическим лицом. Таким образом, права участников одного ООО могут значительно отличаться по объему. Такая ситуация вполне законна и может служить вопросам гибкого регулирования во внутренней политике ООО, однако, поскольку часть участников будет обладать определенными привилегиями, со стороны остальных участников может возникнуть негативная реакция. Законом не установлены конкретные правила относительно указания участников, для которых уставом предусматриваются дополнительные права – это могут быть отдельно поименованные лица, либо возможно установление требований, при соответствии которым участник наделяется дополнительными правами. Таким образом, данный инструмент может использоваться в целях защиты прав любого участника Общества.

Институт дополнительных прав можно рассматривать в качестве механизма, позволяющего учесть все особенности участия лиц в бизнесе, достигая тем самым соблюдения баланса их интересов, а также в качестве эффективного инструмента оптимизации управления в организации путем, например, ограничение полномочий руководителя Общества или закрепление решения отдельных вопросов за тем или иным участником (за исключением случаев, когда в законе установлен строгий кворум принятия конкретных решений, например, принятие таких решений, как реорганизация или ликвидация общества, внесение в устав положения, предусматривающего право участника общества на выход из общества, решение об увеличении его уставного капитала на основании заявления участника (участников) общества о внесении дополнительного вклада и (или) заявления третьего лица (третьих лиц) о принятии его в общество и внесении вклада, денежная оценка имущества, вносимого для оплаты долей в уставном капитале общества, утверждаются решением общего собрания участников общества, принимаемым всеми участниками общества единогласно).

В связи с тем, что Законом об ООО и другими нормативными правовыми актами не предусмотрен конкретный перечень дополнительных прав, уставом возможно предусмотреть любые дополнительные права (кроме тех, которые могут ущемлять права других участников общества). Сфера применения института дополнительных прав достаточно широка и может способствовать учету достаточно большого спектра особенностей деятельности и управления в организации.

Чаще всего предусматриваются права отдельных участников общества на получение дополнительного вознаграждения из чистой прибыли (так, ФАС Поволжского округа в качестве дополнительного права участника признал возможность выплаты ему дивидендов непропорционально размеру вклада, сумма дивидендов, превышающая ту, которая подлежит выплате участнику в соответствии с его долей в уставном капитале облагается НДФЛ), либо особый порядок распределения прибыли между участниками Общества.

Кроме того, уставом может быть предусмотрено предоставление особых полномочий и преимуществ отдельным участникам при голосовании на общем собрании, например, когда определенному участнику предоставляется право вето на общем собрании (например, если участник, наделенный подобным правом, проголосует против принятия конкретного решения, то оно будет считаться непринятым), либо наделение участника большим числом голосов, чем те, которые соответствуют размеру его доли в уставном капитале. Таким образом, у участника есть возможность сохранить контроль за деятельностью Общества во всех или определенных вопросах, даже он не обладает большой долей в уставном капитале. Это могут быть как управленческие вопросы (избрание руководителя), так и вопросы имущественного характера (заключение Обществом сделок по распоряжению имуществом Общества, приобретению имущества).

Отдельно следует сказать о дополнительных правах, связанных с ликвидационным остатком (квотой). Рассмотрим в качестве примера ситуацию, когда при учреждении общества один из участников в качестве взноса в уставный капитал внес помещение, а остальные – денежные средства. В случае ликвидации участник, внесший помещение, хотел бы получить его обратно, однако, если не закрепить данное право в уставе, то в соответствии с законодательством ликвидационная комиссия (п. 1 ст. 58 Закона об ООО) распределяет оставшееся после расчетов с кредиторами имущество ликвидируемого общества следующим образом: в первую очередь осуществляется выплата участникам распределенной, но невыплаченной части прибыли, во вторую очередь распределяется имущество ликвидируемого общества между участниками пропорционально их долям в уставном капитале, при этом требования каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. В этом случае участник не сможет потребовать у ликвидационной комиссии отдать в качестве ликвидационной квоты имущество, внесенное им в уставный капитал общества. В данной ситуации в уставе общества можно предусмотреть, что определенный участник в случае ликвидации общества вправе получить определенное имущество. Однако, стоит обратить внимание, что участник имеет право получить имущество пропор­ционально своей доле в уставном ка­питале; это значит, что если размер доли участника, обладающего допол­нительным правом на получение опре­деленного имущества, будет недоста­точен для получения данного имущества, то реализация дополни­тельного права частично или полно­стью невозможна.

Подобную ситуацию можно рассмотреть также в связи выходом участника из Общества. В соответствии с п. 6.1 ст. 23 Закона об ООО в случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу, а общество обязано выплатить ему действительную стоимость его доли в уставном капитале (определяется на основании бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период) или, с согласия этого участника, выдать ему в натуре имущество такой же стоимости, вышедшему из общества участнику не гарантируется получение конкретного имущества, внесенного им в уставной капитал. Для того чтобы обезопасить себя от потери имущества, в уставе общества можно предусмотреть дополнительное право участника при выходе из общества требовать предоставления определенного уставом имущества.

На практике возникают также иные спорные ситуации, связанные с имуществом общества. Так, например, при внесении в уставный капитал имущества, у участника возникает вопрос, как обезопасить данное имущество и не допустить его отчуждение обществом. В соответствии с действующим законодательством, внесенное в уставный капитал имущество становится собственностью общества, и общество вправе распоряжаться им по своему усмотрению. В этом случае возможно установить дополнительное право — согласие на распоряжение имуществом общества, согласия на заключение любых сделок, связанных с распоряжением имуществом. Указанное право позволяет ограничить полномочия руководителя организации в решении вопросов, связанных с отчуждением, сдачей в аренду, передачей в залог, внесением в качестве вклада в уставные (складочные) капиталы хозяйственных обществ (товариществ) и любым иным распоряжением конкретным недвижимым имуществом.

Кроме перечисленных дополнительных прав, уставом общества могут быть предусмотрены и иные права, например, право участника назначать одного из членов правления или совета директоров общества; право на полу­чение информации о деятельности общества в большем объеме, чем предусмотренный законодатель­ством; право быть представителем общества; право участвовать в работе общих собраний хозяйствен­ных обществ, участником или акцио­нером которых выступает данное об­щество; право участ­ника присутствовать на заседаниях совета директоров или коллегиально­го исполнительного органа, допол­нительное право доступа на опреде­ленные объекты, принадлежащие обществу.

На практике часто возникает во­прос о правомерности установления права участника давать со­гласие на совершение единоличным исполнительным органом общества определенных действий, в том числе на совершение определен­ных сделок, отчуждение определенно­го имущества и т.д. Представляется, что законодательство не содержит ограничений к установлению такого права участников.

Прекращение или ограничение дополнительных прав может осуществляться двумя способами, а именно:

1) прекращение или ограничение дополнительных прав по решению общего собрания участников общества:

— если дополнительные права были предоставлены всем участникам общества, то решение об их прекращении должно быть принято всеми участниками общества единогласно;

— если дополнительные права были предоставлены определенному участнику (участникам) общества, решение принимается большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества (при условии, что участник общества, которому принадлежат дополнительные права, голосовал за принятие такого решения или дал письменное согласие (п. 2 ст. 8 закона об ООО)).

2) участник общества, которому предоставлены дополнительные права, может добровольно отказаться от осуществления принадлежащих ему дополнительных прав, направив письменное уведомление об этом обществу; дополнительные права участника прекращаются с момента получения обществом указанного уведомления.

Особое внимание следует обратить на то, что ограничить или отменить дополнительное право возможно только при согласии самого участника, наделенного таким правом, что также является для него дополнительной гарантией защиты.

Стоит сделать вывод, что институт дополнительных прав обладает большим потенциалом при использовании вместе с соглашением об осуществлении прав участников и позволяет осуществить более тонкую «настройку» механизма взаимоотношений между партнерами по бизнесу. Данный институт может стать эффективным инструментом корпоративного управления.

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20 апреля 2009 г. по делу N А39-2935/2008-246/16 Поскольку право "вето" в соответствии с уставом Общества может быть реализовано истцом только в отношении решений, которые были приняты общим собранием участников в его отсутствие, суды первой и апелляционной инстанции правомерно отказали в удовлетворении требований о признании недействительным решения о продлении полномочий управляющей компании, при принятии которого присутствовал представитель истца

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа
от 20 апреля 2009 г. по делу N А39-2935/2008-246/16

Резолютивная часть постановления объявлена 17.04.2009.

Полный текст изготовлен 20.04.2009.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Павлова В.Ю.,

судей Апряткиной Г.С., Кислицына Е.Г.

при участии представителей от ответчиков: общества с ограниченной ответственностью «Сибирская лизинговая компания»: Нестушева А.Ю., доверенность от 15.04.2009, закрытого акционерного общества — «РН-Лизинг»: Гребенченко Л.В., доверенность от 30.07.2008,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу истца — общества с ограниченной ответственностью «Нефтеинвест» на решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 14.11.2008, принятое судьей Алехиной М.Н., и на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2009, принятое судьями Родиной Т.С., Кузнецовым В.И., Насоновой Н.А., по делу N А39-2935/2008-246/16 по иску общества с ограниченной ответственностью «Нефтеинвест» к обществу с ограниченной ответственностью «Сибирская лизинговая компания» и закрытому акционерному обществу «РН-Лизинг» о признании недействительным решения общего собрания участников, третье лицо — общество с ограниченной ответственностью «ЮКОС-Лизинг Компани», и установил:

общество с ограниченной ответственностью «Нефтеинвест» (далее — ООО «Нефтеинвест», Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Мордовия с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Сибирская лизинговая компания» (далее — ООО «Сибирская лизинговая компания») и закрытому акционерному обществу «РН-Лизинг» (далее — ЗАО «РН-Лизинг») о признании недействительным решения общего собрания участников ООО «Сибирская лизинговая компания» от 03.06.2008 о продлении полномочий Управляющей компании — ООО «ЮКОС-Лизинг Компани» — до 2011 года.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «ЮКОС-Лизинг Компани» (далее — ООО «ЮКОС-Лизинг Компани»).

Заявленное требование основано на части 2 статьи 8 , статье 43 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) и мотивировано тем, что на общем собрании участников ООО «Сибирская лизинговая компания» от 03.06.2008 истец воспользовался дополнительным правом «вето» при принятии решения по вопросам о продлении полномочий Управляющей компании ООО «ЮКОС-Лизинг Компани», однако данное право «вето» было проигнорировано ответчиками.

Решением Арбитражного суда Республики Мордовия от 14.11.2008, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2009, в удовлетворении заявленного требования отказано. Руководствуясь статьями 33 , 37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, суд пришел к выводу о том, что на общем собрании ООО «Сибирская лизинговая компания» оба участника общества проголосовали по вопросам повестки дня и приняли решение большинством голосов. При этом истец проголосовал «против» и тем самым реализовал свое право на управление обществом, в связи с чем его права не нарушены.

Не согласившись с решением и постановлением, Общество обратилось в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить обжалуемые судебные акты в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права.

Доводы заявителя сводятся к следующему. Суд не применил подлежавший применению пункт 2 статьи 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, предусматривающий возможность предоставления одному из участников общества помимо основных прав, предусмотренных Законом, еще и дополнительные права. К категории таких дополнительных прав истца относится право «вето», закрепленное в пункте 8.3 устава ООО «Сибирская лизинговая компания». Таким образом, истец, проголосовавший «против» на общем собрании участников общества осуществил основное право, а реализуя дополнительное право, применил право «вето», запретив принятие решения общим собранием и вступление его в силу. Суд применил не подлежавшую применению статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, ибо ответчик не доказал намерение истца причинить ему вред.

В отзыве на кассационную жалобу и в судебном заседании ответчики отклонили доводы жалобы и просили оставить судебные акты без изменения.

Законность решения Арбитражного суда Республики Мордовия и постановления Первого арбитражного апелляционного суда проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, предусмотренном статьями 274 , 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и заслушав полномочных представителей ответчиков, окружной суд не нашел оснований для отмены принятых судебных актов в силу следующего.

Как видно из документов, ЗАО «РН-Лизинг» и ООО «Нефтеинвест» являются участниками ООО «Сибирская лизинговая компания» с долями в уставном капитале в размере 98 и двух процентов соответственно.

В повестку дня заочного внеочередного собрания участников Общества, состоявшегося 03.06.2008, включены следующие вопросы:

1) избрание председательствующего на внеочередном общем собрании участников общества и секретаря;

2) о продлении до 01.06.2011 полномочий управляющей компании — ООО «ЮКОС-Лизинг Компани»;

3) о заключении с управляющей компанией — ООО «ЮКОС-Лизинг Компани» — дополнительного соглашения к договору о передаче полномочий единоличного исполнительного органа от 01.12.2003 о продлении полномочий управляющей компании и его подписании.

По результатам голосования приняты решения о продлении полномочий управляющей компании ООО «ЮКОС-Лизинг Компани» и о подписании с нею дополнительного соглашения.

Бюллетени для голосования, полученные представителем ООО «Нефтеинвест», свидетельствуют о том, что последний проголосовал «против» продления полномочий управляющей компании (второй вопрос повестки дня) и «против» подписания с ней дополнительного соглашения (третий вопрос). При этом, сославшись на пункт 8.3 устава, сделал на бюллетенях запись о наложении «вето» на решение вопросов по второму и третьему вопросу повестки дня.

Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим иском, посчитав, что принятые решения о продлении полномочий управляющей компании ООО «ЮКОС-Лизинг Компани» и о подписании с нею дополнительного соглашения нарушают предоставленное истцу дополнительное право «вето».

В соответствии со статьей 42 Закона об обществах с ограниченной ответственностью общество вправе передать по договору полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющему, если такая возможность прямо предусмотрена уставом общества.

В пункте 11.1 устава ООО «Сибирская лизинговая компания» указано, что полномочия единоличного исполнительного органа Общества могут быть переданы на основании соглашения (договора) управляющей организации или управляющему.

Принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (далее — управляющий), утверждение такого управляющего и условий договора с ним принимаются общим собранием участников общества ( статья 33 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В силу части 8 статьи 37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью решение по данному вопросу принимается большинством голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия таких решений не предусмотрена настоящим Федеральным законом или уставом общества.

Согласно пункту 10.5 устава ООО «Сибирская лизинговая компания» каждый участник общества на общем собрании участников имеет количество голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале общества, за исключением случаев, установленных Законом об обществах с ограниченной ответственностью и настоящим уставом.

В пункте 8.3 устава ООО «Сибирская лизинговая компания» предусмотрено дополнительное право «вето» при принятии обществом решений, в том числе по вопросу о заключении, расторжении и изменении соглашений (договоров) о передаче полномочий единоличного исполнительного органа, заключенных обществом с управляющей организацией или управляющим. Данное право может быть реализовано обществом только в отношении решений, которые были приняты общим собранием участников в отсутствие ООО «Нефтеинвест» или его представителя.

Суд оценил представленные в дело доказательства и пришел к правильному выводу о том, что в результате голосования участников Общества большинством голосов приняты решения о продлении полномочий управляющей компании ООО «ЮКОС-Лизинг Компани» и о подписании с нею дополнительного соглашения. При этом истец, проголосовавший «против» упомянутых решений, реализовал свое право на управление обществом, в связи с чем суд обосновано посчитал, что его права не нарушены.

Ссылка заявителя на то, что истец, проголосовавший «против» указанных решений осуществил основное право, а реализуя дополнительное право, применил право «вето» в силу пункта 2 статьи 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, отклоняется, ибо основана на неправильном толковании пункта 8.3 устава, который предусматривает использование права «вето» при принятии решений по конкретным вопросам в отсутствие Общества. ООО «Нефтеинвест» участвовало на собрании и при принятии решений проголосовало «против».

Оснований для отмены обжалуемых судебных актов по приведенным в кассационной жалобе доводам не имеется.

Нарушений норм процессуального права, предусмотренных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом не допущено.

В соответствии со статьями 110 и 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановил:

решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 14.11.2008 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2009 по делу N А39-2935/2008-246/16 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Нефтеинвест» — без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Конференция ЮрКлуба

право вето в ООО

random 04 Мар 2009

Планируется ООО. В нем два участника. Один мажор, второй минор. Но минор оч. хочет все вопросы на ОСУ решать единогласно. Мажор не против, он дружит с Минором, но есть риск, что если мино уступит долю (ее часть) третьему лицу (нарушив, например, преимправо или мажор пропустит), то ООО получит помимо прочих проблем нового чужого минора, который сможет блокировать все решения. Как ВЫ полагаете, можно ли вместо единогласия на ОСУ предусмотреть право вето минора, как доп. право участника.

rialto 04 Мар 2009

random

Считаю возможным, но с обязательным указанием об этом в Уставе.
ФАС УО Дело N Ф09-978/2003-ГК

Дополнительные права участников ООО как возможность отражения особенностей управления и взаимоотношений сособственников

Наш многолетний опыт работы в сфере структурирования бизнеса, позволяет сделать однозначный вывод, что не бывает одинаковых организаций, как и одинаковых людей, стоящих во главе их управления. Каждой присущи свои уникальные особенности, в том числе и в сфере взаимоотношений сособственников, а также участников и руководителя компании.

Учитывая наличие таких особенностей, всегда абсолютно нелогичным видится наличие в компании стандартных уставов, копирующих положения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» без преломления к специфике самой организации и учета ее интересов и интересов ее владельцев.

В этом ключе полезным инструментом является указанная в п. 2 ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» возможность предусмотреть в Уставе Общества дополнительные права — для всех его участников либо инидивидуально для отдельных лиц.

При всем богатом потенциале данного инструмента на практике его реализация встречается довольно редко. Нечасто он становится и предметом корпоративных споров, рассматриваемых арбитражными судами. Это объясняется, с одной стороны, отсутствием детализированного нормативного регулирования правил утверждения дополнительных прав, а с другой — возможным ущемлением прав других участников, что впоследствии может повлечь за собой признание таких прав противоречащим общим принципам гражданского законодательства.

При этом это нисколько не умаляет широкие возможности применения института дополнительных прав в качестве механизма, позволяющего учесть все особенности участия лиц в бизнесе, достигая тем самым соблюдения баланса их интересов; а также в качестве эффективного инструмента оптимизации управления в организации, путем, например, закрепления решения отдельных вопросов за тем или иным участником, ограничения полномочий руководителя Общества.

Нормы Федерального закона «Об ООО» не содержат какого-либо примерного перечня дополнительных прав или их содержания. Пункт 2 ст. 8 указанного закона упоминает лишь о том, что помимо прав и обязанностей, предусмотренных самим законом, Устав Общества также может содержать дополнительные права. Такие права при этом носят инидивидуализированный характер — и при продаже или ином отчуждении доли к новому участнику не переходят (абс. 2 п. 2 ст. 8 Федерального закона «Об ООО»).

Поскольку законом не установлены правила относительно указания участников, для которых уставом предусматриваются права — это могут быть как отдельно поименованные лица, так и возможное выделение критериев при соответствии которым участник автоматически наделяется дополнительными правами (например, участие в учреждении Общества). Обращаем внимание, что от размера доли участника наделение его какими-либо индивидуальными дополнительными правами не зависит. Поэтому данный инструмент может эффективно использоваться в целях защиты прав миноритариев, любого участника Общества.

Ограничить или упразднить дополнительное право возможно только при согласии самого участника Общества, наделенного таким правом, что также является для него дополнительной гарантией защиты.

Еще одной важной особенностью института дополнительных прав является обязательность их перечисления в Уставе Общества. Такой вывод следует из необходимости ознакомления с перечнем таких прав не только всех участников Общества, но и третьих лиц — на права и обязанности которых такие права могут повлиять. Так, например, напрямую на возможность заключения контрагентом сделки с Обществом и ее действительность влияет императивное право действовать от имени Общества в подобных сделках конкретного участника, а не единоличного исполнительного органа.

Обязательность указания таких сведений в уставе направлено на то, чтобы контрагенты общества при совершении различного рода сделок, особенно крупных, имели возможность ознакомиться с правовым положением и компетенцией соответствующих органов общества с целью избежания в дальнейшем негативных последствий для сторон сделки. Таким образом, при утверждении дополнительных прав должны соблюдаться правила ст. 12 Федерального закона «Об ООО», предусматривающей, что сведения, которые могут непосредственно повлиять на права и законные интересы контрагентов такого общества, должны содержаться именно в уставе общества, как документе, к которому у третьих лиц есть свободный доступ по соответствующему запросу. В случае отсутствия упоминания о таких правах в Уставе для третьих лиц они не будут иметь силу.

Рассмотрим, опираясь на примеры судебной практики, в разрешении каких вопросов деятельности Общества может существенно помочь институт дополнительных прав:

  1. Одним из важнейших, возможных к предусмотрению дополнительных прав участника является право «вето» при принятии Обществом всех или какого-то определенного перечня решений. Участник, обладающий таким правом, вне зависимости от размера его доли, голосуя «против» имеет возможность напрямую повлиять на принятие решения Обществом. Таким образом, у участника есть возможность сохранить контроль за деятельностью Общества во всех или определенных вопросах, даже если он является миноритарием. Это могут быть как управленческие вопросы (избрание директора), так и вопросы имущественного характера (заключение Обществом сделок по распоряжению имуществом Общества, приобретению имущества).
  2. В отношении имущества отдельно возможно предусмотреть в качестве дополнительного права — дачу согласия на распоряжение имуществом Общества, в том числе и на непосредственное заключение сделок, связанных с распоряжением.
  3. Такое право позволяет ограничить полномочия руководителя организации по решению соответствующих вопросов, а также, например, сохранить имущественный комплекс, который был внесен участником в качестве вклада в уставный капитал Общества.
  4. Дополнительно к возможности сохранения имущества, внесенного участником в качестве вклада в уставный капитал Общества, также можно предусмотреть преимущественное право получения данного имущества после ликвидации Общества.
  5. Довольно интересным выглядит судебный прецедент по рассмотрению правомерности предоставления участнику права пользования имуществом Общества взамен участия в распределении прибыли и получения дивидендов.
  6. Закрепление, к примеру за участником-юридическим лицом компании-Хранителя активов такого права позволит не перечислять денежные средства за аренду этого имущества, необходимые в обороте операционной компании Хранителю активов, на котором в их накоплении нет необходимости.
  7. ФАС Поволжского округа в качестве дополнительного права участника признал возможность выплаты ему дивидендов непропорционально размеру вклада. Сумма дивидендов, превышающая ту, которая подлежит выплате участнику в соответствии с его долей в уставном капитале облагается НДФЛ по ставке 13%, обложения страховыми взносами при этом не происходит.

Как видим из перечисленных примеров сфера применения института дополнительных прав достаточно широка и может способствовать учету достаточно большого спектра особенностей деятельности и управления в организации.

Единственным ограничением при этом, установленным законодательством является запрет на злоупотребление правами других участников Общества, поскольку наделение допоплнительными правами одних участников не предполагает по смыслу п. 2 ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» лишения прав других или нарушения императивных правил, предусмотренных нормативными актами.

В остальном деловая фантазия собственников бизнеса ничем не ограничена.

Сноски:

1. Определение ВАС РФ от 20.07.2011 г. № ВАС-8608/11

2. Постановление ФАС Уральского округа от 29.04.2003 г. по делу № Ф09-978/2003-ГК

3. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.04.2009 г. по делу № А39-2935/2008-246/16, Постановление ФАС Уральского округа от 29.04.2003 г. по делу № Ф09-978/2003-ГК

4. Постановление ФАС Московского округа от 20.12.2005 г. по делу № КГ-А40/12507-05-П

5. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.03. 2003 г. по делу № Ф04/1326-194/А03-2003

6. Постановление ФАС Поволжского округа от 08.07.2007 г. по делу № А55-16023/07

7. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.04.2007 г. по делу № А32-66585/2006-45/54

Смотрите еще:

  • Жилищное законодательство 185 закон «О Фонде содействия и реформированию жилищно-коммунального хозяйства» Жилищным кодексом Российской Федерации введены новые условия проведения капитального ремонта многоквартирных домов. В […]
  • Имущественный вычет за 2011 год в 2018 году Имущественный налоговый вычет при покупке жилья в 2018 году: изменения, разъяснения. Имущественный вычет в 2018 году через налоговую инспекцию можно оформить только по недвижимости, […]
  • П9 ч 1 ст 77 тк рф Увольнение по п.9 ст. 77 ТК РФ С 2015 года нахожусь в отпуске по уходу за ребенком (дочь-21.10.2014г.р.) до 3 лет. В сентябре 2016 написала заявление о намерении выйти на работу, без […]
  • Алименты в 2014 году в башкирии Минимальный размер алиментов в Республике Башкортостан Хотел бы уточнить у Вас, алименты в какой сумме должен выплачивать отец за одного ребенка в настоящее время в Республике […]
  • Какова форма внешнеэкономической сделки и последствия ее несоблюдения Какова форма внешнеэкономической сделки и последствия ее несоблюдения Статья 162. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки 1. Несоблюдение простой письменной формы сделки […]
  • Налоговая декларация по авансовому платежу по налогу на имущество 2018 Налог на имущество организаций Большинство организаций должны платить налог на имущество. Так как налог региональный, ставки будут зависеть от места регистрации компании. Ниже рассмотрим […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.