Договор цессии гк рф статья ст 384

Оглавление:

ВС РФ разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников. На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее – Постановление). К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ). Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ). К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ. Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ). В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п. 2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе. Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», считает ВС (абз. 2 п. 4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору. Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст. 388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п. 15 Постановления). В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ). Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником. В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства.

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Договор цессии гк рф статья ст 384

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 384 ГК РФ. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 384 ГК РФ. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу

1. Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

2. Право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, право на получение исполнения иного, чем уплата денежной суммы, может перейти к другому лицу в части при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 384 ГК РФ, судебная практика применения

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о перемене лиц в обязательстве:

В п. 4, 11, 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» содержатся следующие разъяснения:

Если новый кредитор является потребителем, он имеет больший объем прав, нежели первоначальный кредитор

В силу пункта 1 статьи 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, требование первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода требования. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

Первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам. Вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей».

Возможность уступки требования

Возможность уступки требования не ставится в зависимость от того, является ли уступаемое требование бесспорным, обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником (пункт 1 статьи 384, статьи 386, 390 ГК РФ).

Исполнение обязательства по уступке неденежного требования в случае, когда такое исполнение для должника более обременительно

В случае, когда осуществленная без согласия должника уступка требования неденежного исполнения, в том числе частичная в делимом обязательстве, делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным, должник вправе исполнить обязательство цеденту (пункт 3 статьи 384, пункт 4 статьи 388 ГК РФ).

Если переход названного требования не может быть признан значительно более обременительным для должника, однако требует от должника дополнительных усилий или затрат, цедент и цессионарий обязаны возместить должнику соответствующие расходы. До исполнения цедентом и (или) цессионарием этой обязанности должник, по общему правилу, не считается просрочившим (статьи 405, 406 ГК РФ).

Уступка прав потерпевшего по ОСАГО

В пп. 71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» содержатся следующие разъяснения:

Права, которые не могут быть переданы по договору уступки права требования

Права потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, на компенсацию морального вреда и на получение предусмотренного пунктом 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО и пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей штрафа, а также права потребителя, предусмотренные пунктом 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей, не могут быть переданы по договору уступки требования (статья 383 ГК РФ).

Уже присужденные судом суммы могут быть переданы по договору уступки права требования

Присужденные судом суммы компенсации морального вреда и предусмотренного пунктом 3 статьи 16.1 Закона об ОСАГО и пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей штрафа могут быть переданы по договору уступки права требования любому лицу.

Объем прав кредитора по ОСАГО

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ 2017:

В п. 73 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» содержатся следующие разъяснения:

При переходе прав выгодоприобретателя (потерпевшего) к другому лицу (например, уступка права требования, суброгация) это лицо может получить возмещение при соблюдении тех же условий, которые действовали в отношении первоначального выгодоприобретателя (пункт 1 статьи 384 ГК РФ), в частности, приобретатель должен уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая, подать заявление о страховой выплате с приложением всех необходимых документов, представить поврежденное имущество для осмотра и (или) проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (осмотра), направить претензию, если эти действия не были совершены ранее предыдущим выгодоприобретателем (потерпевшим).

Публикации на logos-pravo.ru:

Правопреемство — это . Определение понятия, виды, образцы заявлений

Ст. 384 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 384. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу.

Нужно ли регистрировать уступку права требования оплаты по договору купли-продажи недвижимости?

Право кредитора можно на законном основании уступить другому лицу. Договор уступки права требования имеет второе название — договор цессии.

Согласие должника не нужно, если иных указаний нет в договоре или законе.

По п 1 ст 384 ГК РФ объем прав и условия их осуществления сохраняются при переходе. То есть остаются в том же виде, в котором ими был наделен предыдущий кредитор.

Пункт 2 ст 384 ГК РФ допускает и частичный переход права требования. Требование по денежному обязательству может предаваться в части, если это допустимо законом.

Право собственности на недвижимость необходимо регистрировать в госреестре, и, соответственно, все сделки связанные с этой недвижимостью тоже, включая её переход по договору купли-продажи.

Однако гос регистрация договора уступки права требования законом не предусматривается. Судебная практика подтверждает, что регистрировать договор цессии не нужно.

Имеет ли право коллекторское агентство, которому было уступлено право истребования кредита, требовать погашения задолженности после истечения срока исковой давности?

В силу п 1 ст 382 ГК РФ право требования, принадлежащее ему как кредитору, банк может уступить коллекторскому агентству. И на основании такой уступки это агентство станет новым кредитором для должника.

Оно будет обладать правами предыдущего кредитора в объеме, в котором они были у того на момент перехода права (ст 384 ГК РФ).

Исковая давность подразумевает время, в течение которого нарушенные права лица подлежат защите в суде. По истечению его суд более не рассматривает иски, касающиеся именно этого нарушения.

Общий срок исковой давности — три года с определенного дня.

День начала исчисления этого времени, если иного нет в законе, определяется датой, когда истец узнал, что его право нарушено, и то, кем оно было нарушено (ст 200 ГК РФ).

Срока исковой давности не продлевает то, что одно из лиц в обязательстве было заменено (изменился кредитор).

Однако суд не отказывается рассматривать требования только потому, что срок давности по делу истек. Исковая давность не применяется без волеизъявления стороны. Поэтому только заявление должника о том, что этот срок истёк, сделанное до вынесения решения судом, будет основанием отказать кредитору в иске.

В рассматриваемом случае нарушены права кредитора-коллектора, и он просит у суда защиты права. Согласно ст 384 ГК РФ, исковая давность будет начинать исчисляться с того дня, когда первый кредитор (банк) должен был получить денежные средства.

Но право выдвинуть требование о взыскании денег коллектор имеет и по прошествии трех лет со дня нарушения права банка. Чтобы суд отказал коллектору, должнику нужно заявить об истечении срока исковой давности. Тогда только будет принято решение о невозможности взыскания денег.

Можно ли оспорить договор цессии, заключенный между организациями, на основании отсутствия условия о цене передаваемого права требования?

Для признания сделки незаключенной, отсутствие в договоре условия о цене передаваемого права является недостаточным. Такой вывод исходит из анализа судебной практики.

Должник по обязательству совершает какое-то действие в пользу кредитора. Это может быть обязанность передать деньги, имущество, выполнить работу. Кредитор вправе требовать исполнения действия должником, а также может передать право такого требования (уступить) другому лицу.

Согласно ст 384 ГК РФ, если кредитор уступает свои права иному лицу, то это происходит в том же объеме, в котором они имеются у него на момент передачи. Все условия первоначального соглашения сохраняются, меняется лишь субъект на одной из сторон. К этому новому субъекту переходит и право требования неоплаченных процентов.

Уступка требования другому лицу допускается только без противоречия закону или договору (ст 388 ГК РФ).

Если из существа или содержания сделки не вытекает иное, то любой договор по умолчанию считается возмездным.

Когда же имущественное право передается безвозмездно, то оно обладает признаками дарения (п 1 ст 572 ГК РФ).

Между коммерческими организациями дарение недопустимо.

Сделку можно признать в суде недействительной, если она противоречит требованиям закона.

Поэтому, если в договоре есть информация, указывающая на безвозмездность этой сделки, то её можно признать ничтожной с силу нарушения пп 4 п 1 ст 577 ГК РФ , запрещающего дарение между организациями.

Простое отсутствие в договоре цессии пункта о цене передаваемого права не будет являться признаком ничтожности договора, если из его содержания не следует, что передача безвозмездна.

Оспорить договор цессии только на основании отсутствия в нем условия о цене не удастся.

Статья 384. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу

1. Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

2. Право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, право на получение исполнения иного, чем уплата денежной суммы, может перейти к другому лицу в части при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным.

Комментарий к Ст. 384 ГК РФ

1. При переходе права к новому кредитору происходит изменение обязательства. Меняется управомоченное лицо (кредитор). В остальном по общему правилу обязательство остается неизменным (тот же должник, те же самые права и обязанности). Иное может предусматриваться законом или договором. Так, в силу ст. 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора. В соответствии с п. 2 ст. 313 ГК РФ третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога и др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В этом случае к третьему лицу переходят права кредитора. В п. 1 ст. 965 ГК РФ предусмотрено, что к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (иное может быть установлено договором). В случае объявления комиссионера несостоятельным (банкротом) его права и обязанности по сделкам, заключенным им для комитента во исполнение указаний последнего, переходят к комитенту (ст. 1002 ГК).

Договором также может устанавливаться иное правило, нежели сформулированное в комментируемой статье. Например, по соглашению передается часть права.

2. Несмотря на кажущуюся простоту правила, содержащегося в комментируемой статье, при его применении возникали и возникают различного рода затруднения и разногласия. Судебная практика длительное время была довольно противоречивой. Как представляется, в большинстве случаев причинами противоположных подходов были отнюдь не соображения юридического свойства. Противоречия чаще всего обусловлены трудностями перевода экономических реалий на юридический язык, а также неприятием ситуации, когда, скажем так, в респектабельной (правовой) форме осуществляются действия, противные государству и обществу (нередко попросту криминальные).

В частности, длительное время обсуждался вопрос о допустимости уступки части требования. Например, кредитор вправе требовать от должника уплаты 10 тыс. рублей и желает уступить кому-либо право требовать 3 тыс. рублей, оставляя за собой право на 7 тыс. рублей. В судебной практике чаще всего отрицалась возможность совершения таких действий. В настоящее время признано, что уступка части права (требования), предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству .

———————————
См.: п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

Так, суд признал соглашение об уступке права (требования) недействительным, полагая, что уступка права в соответствии с положениями § 1 гл. 24 ГК РФ влечет полную замену кредитора в обязательстве, и, следовательно, она допустима только при условии, если к новому кредитору переходят в полном объеме все вытекающие из обязательства права (такая аргументация имела широчайшее распространение). Суд кассационной инстанции решение суда отменил, сославшись на то, что в соответствии со ст. 384 Кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Данная норма является диспозитивной и допускает возможность установления договором регулирования, отличного от определенного ею общего правила. Поэтому первоначальный кредитор, если предмет обязательства, из которого уступается право (требование), делим, вправе уступить новому кредитору принадлежащее ему право (требование) к должнику как полностью, так и в части. В данном случае уступка части права (требования) была осуществлена по денежному обязательству, которое является делимым .

В другом случае суд указал, что «предмет договора аренды (имущественное право пользования несколькими помещениями) является делимым, поэтому соответствующие арендные права могли быть уступлены в определенной части», и признал допустимой передачу арендатором арендных прав в отношении «трех из пяти нежилых помещений, предоставленных по договору аренды, сохранив за собой право пользования в отношении оставшихся» .

Уступка части права (требования) возможна и в длящихся обязательствах (например, по энергоснабжению). При этом допустима передача права требовать определенной части долга (например, суммы денег) либо передача долга, возникающего за определенный период (например, за месяц). Как правило, избирается второй способ. В соответствующих случаях в соглашении об уступке права надлежит указать основание возникновения передаваемого права (требования), а также предусмотреть условия, позволяющие его индивидуализировать (конкретный период, за который передается право (требование)). В противном случае считается, что не согласован предмет договора, и, следовательно, договор признается незаключенным .

———————————
См.: п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

Законом или договором может быть запрещена уступка части права (требования).

Долгое время оставался предметом дискуссий вопрос о допустимости уступки права (требования) полностью или в части юридическим лицом, обладающим специальной правоспособностью (например, банком), другому лицу. Наконец, Высший Арбитражный Суд РФ определился: уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству . Уступка страховщиком права (требования), полученного в порядке суброгации, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству .

3. К новому кредитору право (требование) переходит на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (если не предусмотрено иное). Так, Президиум ВАС РФ в информационном письме от 24 сентября 2002 г. N 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» указал: «Статья 384 ГК РФ не дает оснований считать, что сама по себе уступка влечет изменение места исполнения обязательства. По условиям договора мены каждая сторона должна была доставить другой стороне товар своим транспортом. Это условие не изменилось. Поэтому товар подлежал передаче обществу по месту нахождения товарищества».

4. В комментируемой статье предусмотрено, что к новому кредитору переходят права, обеспечивающие обязательство. Как известно, обязательства могут обеспечиваться неустойкой, залогом, поручительством и другими способами, предусмотренными законом или договором (см. ст. ст. 329 — 381 ГК РФ и комментарий к ним).

Переход таких прав к новому кредитору происходит при условии, что иное не предусмотрено законом или договором. Причем иное может быть предусмотрено договором кредитора и должника, а также договором цедента и цессионария.

Если в соглашении об уступке права (требования) не упоминается передача прав, обеспечивающих исполнение обязательства, то по общему правилу эти права все же считаются перешедшими к новому кредитору.

При отсутствии соглашения об ином при уступке части права (требования) к цессионарию переходят в части, пропорциональной переданному требованию, и права, обеспечивающие обязательство, и иные права, связанные с данным требованием.

5. Необходимо различать неустойку как способ обеспечения обязательства и взыскание неустойки как меру ответственности. Наличие неустойки в законе или договоре стимулирует должника к надлежащему исполнению обязательства под страхом того, что в случае нарушения обязательства произойдет взыскание неустойки, т.е. наступит ответственность. В этом и состоит обеспечительная функция неустойки. Если же происходит нарушение обязательства, то возникает новое обязательство — охранительное. В содержание последнего входит право требовать уплаты неустойки. К обеспечению основного обязательства это право отношения не имеет.

Стало быть, согласно терминологии, используемой в комментируемой статье, оно не является правом, обеспечивающим исполнение обязательства. Но право на взыскание неустойки является связанным с требованием.

Таким образом, если не предусмотрено иное, при переходе права, обеспеченного неустойкой, к новому кредитору переходит и право на взыскание неустойки в случае, если обязательство будет нарушено (переход права, обеспечивающего исполнение обязательства). Если же переходит уже нарушенное право, которое было обеспечено неустойкой, то поскольку не установлено иное, постольку к новому кредитору переходит и право на взыскание неустойки как право, связанное с требованием.

Право на взыскание неустойки может быть уступлено и в отрыве от основного права. В том числе уступка возникшего в связи с нарушением обязательства права (требования) на подлежащую уплате неустойку допустима и в том случае, когда на момент совершения уступки размер неустойки окончательно не определен. Право может перейти в том же неопределенном размере, существовавшем на момент перехода права .

———————————
См.: п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

6. Поскольку не предусмотрено иное, новый кредитор одновременно с правом (требованием) получает права в отношении поручителя. При этом также складываются различные правовые ситуации в зависимости от того, передается ли ненарушенное право, обеспеченное поручительством, или передается нарушенное право, в обеспечение которого был заключен договор поручительства. В первом случае новый кредитор занимает место первоначального кредитора в договоре поручительства; одновременно с получением права (требования) по основному обязательству он становится условно управомоченным в отношении поручителя. Если обязательство будет нарушено должником, то у кредитора появится право требования к поручителю.

Если новый кредитор получает уже нарушенное право, в обеспечение которого был заключен договор поручительства, то ситуация иная. Одновременно с правом из основного обязательства новый кредитор получает и право требования к поручителю.

В случае, когда соглашением предусмотрено, что новый кредитор не получает права в отношении поручителя, поручительство прекращается.

7. В силу ст. 355 ГК РФ залогодержатель вправе передать свои права по договору о залоге с соблюдением правил о передаче прав кредитора путем уступки требования (ст. ст. 382 — 390 ГК). Таким образом, ст. 355 ГК РФ введено исключение из общего правила, установленного в комментируемой статье (и возможность введения таких исключений законом или договором предусмотрена и комментируемой статьей). Для перехода права залога требуется соглашение о его переходе, автоматический переход исключен.

Между тем судебная практика пошла по другому пути. Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании суммы основного долга путем обращения взыскания на заложенное имущество.

Требования мотивированы сделкой уступки права (требования), в соответствии с которой цедент передал акционерному обществу (цессионарию) право (требование) на уплату суммы основного долга по договору с ответчиком. При этом основное обязательство было обеспечено залогом принадлежащего ответчику имущества.

Решением суда в иске было отказано по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства. При этом согласно этой же статье Кодекса иное может быть предусмотрено законом или договором.

В силу ст. 355 ГК РФ залогодержатель вправе передать свои права по договору о залоге другому лицу с соблюдением правил о передаче прав кредитора путем уступки права (требования). Следовательно, закон устанавливает исключение из общего правила ст. 384 Кодекса и предполагает необходимость заключения самостоятельной сделки уступки прав по договору о залоге.

Таким образом, в отсутствие указанной сделки в данном случае залоговое право следует считать неперешедшим и, следовательно, прекратившимся в силу своего акцессорного характера.

Суд кассационной инстанции решение суда отменил, дело направил на новое рассмотрение в связи с неверным истолкованием ст. ст. 355 и 384 ГК РФ.

Согласно прямому указанию закона (ст. 384) к новому кредитору вместе с правом первоначального кредитора переходят и права, обеспечивающие исполнение обязательства. К таким правам относится и право залога, акцессорный характер которого подчеркивается и ст. 355 ГК РФ, в соответствии с ч. 2 которой уступка залогодержателем своих прав по договору о залоге другому лицу действительна, если тому же лицу уступлены права (требования) к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом.

Таким образом, в силу акцессорного характера залогового права последнее переходит к новому кредитору в порядке, установленном ст. 384 Кодекса, и не требует дополнительного оформления .

———————————
См.: п. 19 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

Особые правила установлены в отношении уступки прав по договору об ипотеке (залоге недвижимости). В соответствии с правилом, содержащимся в ч. 3 ст. 355 ГК РФ, если не доказано иное, уступка прав по договору об ипотеке означает и уступку прав по обеспеченному ипотекой обязательству. Это правило воспроизведено в абз. 2 п. 2 ст. 47 Закона об ипотеке. В этой же статье названного Закона предусмотрено, что лицо, которому переданы права, занимает место прежнего залогодержателя по этому договору. Если договором не предусмотрено иное, к лицу, которому переданы права по основному (обеспечиваемому) обязательству, переходят и права, обеспечивающие исполнение обязательства. Уступка прав по обеспеченному ипотекой обязательству должна быть совершена в той форме, в какой заключено обеспеченное ипотекой обязательство.

Уступка прав по договору об ипотеке или обеспеченному ипотекой обязательству, права из которых удостоверены закладной, не допускается. При совершении такой сделки уступка является ничтожной. При уступке части обеспеченного залогом права (требования) в случае, если сторонами не выражена воля на полную замену кредитора в залоговом обязательстве, цедент и цессионарий становятся сокредиторами по залоговому обязательству .

8. При наличии соответствующих условий новый кредитор вправе удерживать вещь, подлежащую передаче должнику либо лицу, указанному должником (ст. 359 ГК). Но это право не переходит к нему от первоначального кредитора. Оно появляется при нарушении должником обязательства по оплате вещи и т.д.

9. В соответствии со ст. 372 ГК РФ принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии не предусмотрено иное. Таким образом, права по банковской гарантии могут перейти к новому кредитору только в том случае, когда это допускается гарантией.

10. Вопрос о правовой природе процентов является дискуссионным. Как представляется, в одних случаях проценты есть плата (см., например, ст. 809 ГК). В других — мера ответственности (см. ст. 395 ГК). Иногда закон, говоря о процентах, имеет в виду неустойку. Так, если иное не предусмотрено законом или договором, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ (п. 1 ст. 811 ГК). (Речь только о размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, но не о порядке и условиях, указанных в этой статье.)

В силу комментируемой статьи, поскольку законом или договором не предусмотрено иное, независимо от того, идет ли речь о процентах как плате, мере ответственности или неустойке, право на неуплаченные проценты переходит к новому кредитору.

В данном случае говорится о праве на неуплаченные проценты, т.е. те, на которые первоначальный кредитор уже имел право.

Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу (комментарий к ст. 384 ГК РФ) (Новоселова Л.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

В новой редакции ст. 384 ГК РФ (Федеральный закон от 21.12.2013 N 367-ФЗ), так же как и в прежней, предусмотрено, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Не изменился и диспозитивный характер данного положения: иное может быть установлено законом или договором.
При переходе права за новым кредитором сохраняются как преимущества, так и недостатки, связанные с переданным правом.
«Цессионарий приобретает его (право) с его преимуществами и пороками, его гарантиями, поручительством, привилегиями, ипотеками, но также с его пороками, возражениями, уменьшающими сумму долга или вовсе его устраняющими» [1, с. 463].
Иное в отношении объема передаваемых прав может быть установлено законом. Так, в случаях перехода права на основании закона при поручительстве или при залоге третьего лица поручитель или залогодатель приобретают право требовать от должника уплаченные ими кредитору суммы в той части, в которой ими было исполнено обязательство. Аналогичное положение может возникнуть и при суброгации, а при разделении или выделении юридического лица (ст. 58 ГК РФ) права переходят к правопреемникам в соответствии с передаточным актом.
Для правоприменительной практики в течение определенного периода времени было характерно негативное отношение к сделкам уступки, в рамках которых новому кредитору передавалось требование части долга. При обосновании подобных решений использовались доводы о невозможности уступки права в «длящемся» правоотношении, поскольку якобы в данном случае «не происходит полной замены» кредитора [2, с. 70].
Вместе с тем такая позиция не согласовывалась с законодательными положениями.
Как отмечала Е. Кабатова, под «иным, предусмотренным договором» законодатель имел в виду в первую очередь возможность договориться о передаче не всего, а лишь части существующего объема прав» [3, с. 583].
Отсутствие установленных законом запретов на передачу части объема принадлежащих кредитору прав констатируется в подавляющем большинстве работ, посвященных цессии. Возможность «дробления» права требования при уступке зависит от характера предмета обязательства.
При делимости обязательства не существует принципиальных препятствий для уступки требования в части долга.
«Действие, составляющее содержание обязательства, может быть признано делимым, когда оно может быть выполнено по частям, когда оно допускает разделение его без нарушения сущности, так что каждая часть действия имеет то же содержание, как и целое, и отличается от последнего только количественно. Действие, не допускающее такого разложения на части, признается неделимым. Соответственно тому и обязательства по способности к делению их объекта различаются как делимые и неделимые», — писал, характеризуя признаки делимости обязательства, Г. Шершеневич [4, с. 280].
И. Трепицын также указывал, что обязательства можно передавать целиком или в части, если они делимы [5, с. 212].
Первоначальный кредитор, передав право требования в определенной части новому кредитору, сам лишается права в указанной части требовать исполнения от должника, то есть в этой части он из обязательства выбывает, заменяется новым кредитором. Положение должника не изменяется, поскольку его обязательство остается прежним — не изменяется ни характер права, ни его объем. В отношении уступленной части между лицами, участвующими в обязательстве, возникают точно такие же юридические отношения, какие имеют место при уступке полного права по обязательству.
Как правило, делимы обязательства, предметом которых является передача вещей, определяемых родовыми признаками. Деньги как предмет денежного обязательства делимы и взаимозаменяемы, поэтому практически все обязательства по уплате денег также делимы. В силу этого возможность дробления денежного долга при уступке всегда признавалась российскими цивилистами.
Это положение как аксиома повторяется во всех документах, посвященных уступке. Так, ст. 8(1) Конвенции ООН «Об уступке дебиторской задолженности в международной торговле» (Нью-Йорк, 12 декабря 2001 г.) устанавливает, что «уступка не является не имеющей силы в отношениях между цедентом и цессионарием, или в отношении должника, или в отношении конкурирующего заявителя требования, и праву цессионария не может быть отказано в приоритете на том основании, что она является уступкой. частей или неделимых интересов в дебиторской задолженности. «.
Можно выделить ситуации, при которых происходит разделение основной задолженности (например, уступается право на получение 50 рублей при общей сумме займа 100 рублей), и случаи, когда уступается задолженность за определенный период. В последнем имеет место отдельное обязательство в рамках договора уплатить определенную (или определимую) сумму в определенный срок или при определенных обстоятельствах; обязательство уплатить определенную сумму является самостоятельным и не зависит от отношений сторон в иные периоды действия договора [6, с. 60].
После некоторого периода колебаний судебная практика пришла к выводу о принципиальной допустимости частичной уступки прав по обязательствам, предмет исполнения по которым делим. В Обзоре практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120, далее — Обзор N 120) приводятся примеры таких требований — требование по оплате товара, требование арендатора по предоставлению в пользование нескольких самостоятельных помещений. В последнем случае, к примеру, судом было указано, что предмет договора аренды (имущественное право пользования несколькими помещениями) является делимым, поэтому соответствующие арендные права могли быть уступлены в определенной части. Кроме того, возможность частичной уступки права (требования) прямо следует из ст. 384 ГК РФ, а п. 2 ст. 615 Кодекса не содержит запрета на передачу арендных прав в отношении части помещений.
Тем не менее с учетом возникавших в практике затруднений в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 года) (далее — Концепция) было указано на целесообразность закрепления правила о возможности уступки права по денежным обязательствам в части и отмечалось, что вопрос о том, надо ли допускать возможность изменения этого правила в договоре, должен разрешаться так же, как и вопрос о действии договорных ограничений.
В отношении иных требований предлагалось указать, что частичная уступка допускается, если обязательство делимо и уступка не делает обязательство более обременительным. Такая конструкция используется, в частности, в Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА (ст. 9.1.4) [7, с. 302]. Собственно, эти правила и предусмотрены в п. п. 2 и 3 ст. 384 ГК РФ.
Согласно ранее действовавшей редакции ст. 384 ГК РФ запрет частичной уступки денежного долга мог быть установлен законом или договором. Так, в отношении вексельного денежного обязательства передача части вексельного долга в порядке индоссамента исключена ст. 12 Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341.
Исходя из прежней редакции ГК РФ, стороны могли в договоре установить запрет или ограничение уступки требования по денежному долгу в части. Действующая редакция п. 2 ст. 384 ГК РФ вводит ограничение на договорный запрет частичной уступки денежного требования.
Данное правило установлено для целей обеспечения большей оборотоспособности денежных требований и снижения рисков нового кредитора, который может не опасаться названных договорных запретов (особенно скрытых от него). Оно тесно связано с положениями п. 3 ст. 388 ГК РФ, устанавливающего последствия включения в договор условий об ограничении уступки по денежным обязательствам.
Нарушение запрета, установленного п. 2 ст. 384 ГК РФ, должно влечь те же последствия, которые предусмотрены п. 3 ст. 388: такое условие не является основанием для признания недействительной частичной уступки прав по денежным обязательствам, но цедент будет нести перед должником ответственность за нарушение договора. Применение общих правил об оспоримых сделках (п. 3 ст. 166 ГК РФ) в рассматриваемом случае приводит к нежелательным последствиям, поскольку при применении такой конструкции страдать будет цессионарий (новый кредитор), для защиты которого правило и установлено.
В отношении договорных ограничений уступки права на получение иного исполнения (кроме денежного) специальных правил об ограничении их действия на третьих лиц не установлено (п. 3 ст. 384). Например, в договоре поставки стороны могут запретить покупателю уступать право на получение товара в части либо поставить указанную уступку в зависимость от получения согласия должника.
Сделка по уступке, противоречащая такому условию договора, должна оцениваться так же, как и любая сделка уступки неденежного требования, совершенная в обход договорного запрета [8].
Договорные ограничения частичной уступки по неденежному обязательству имеют смысл, если предмет обязательства является делимым (как в примере с договором поставки), но «дробление» обязательства создает неудобства для сторон (в силу, например, увеличения расходов на контроль за исполнением обязательства).
Если же предмет обязательства неделим (например, объектом обязательства является неделимая вещь), смысл в договорном запрете отсутствует. Попытка уступить часть неделимого требования приводит к недействительности распоряжения правом ввиду отсутствия предмета сделки.
Следует, однако, отметить, что любое обязательство в конечном итоге может быть трансформировано в денежное (обязательство уплатить убытки) и стать, таким образом, делимым.
Поскольку частичная уступка способна повлечь дополнительные расходы (например, по ведению нескольких процессов должником, дополнительной оплате им услуг банков), необходимо предусмотреть меры, обеспечивающие защиту интересов должника. В связи с этим в Концепции было признано целесообразным закрепить в ГК РФ положение о том, что все дополнительные расходы, которые должник будет вынужден нести в связи с уступкой, подлежат возмещению кредиторами. Указанная норма позволяла бы сделать положение должника более защищенным и помогала бы снизить количество конфликтов, спровоцированных отсутствием гарантий для должника в ситуациях, когда он не правомочен оспорить уступку [9, с. 42].
Эти предложения были сформулированы с учетом ст. 9.1.8 «Дополнительные расходы должника» раздела 1 «Уступка прав» главы 9 Принципов УНИДРУА 2010 года, устанавливающей, что должник имеет право на компенсацию со стороны цедента или цессионария любых дополнительных расходов, вызванных уступкой прав.
В новой редакции ГК РФ правило о возмещении дополнительно понесенных должником расходов в общем виде закреплено в п. 4 ст. 382: первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Данная норма применима и в ситуации, когда дополнительные расходы вызываются «частичной» уступкой.
Указанное положение Кодекса не означает, что должнику — предпринимателю или юридическому лицу дополнительные расходы не возмещаются или что не подлежат возмещению дополнительные расходы должника — физического лица, если он дал согласие на уступку. Такие расходы подлежат возмещению первоначальным кредитором — цедентом в силу общего принципа, согласно которому дополнительные расходы подлежат отнесению на сторону в обязательстве, действия которой повлекли их возникновение. Этот подход нашел свое отражение, к примеру, в п. 2 ст. 316 ГК РФ. Исходя из общих положений о солидарной ответственности можно обосновать и ответственность нового кредитора (цессионария), в частности, при предпринимательском характере основного обязательства и/или обязательства из договора об уступке (п. 2 ст. 322 ГК РФ), но прямого указания о солидарной обязанности цедента и цессионария по возмещению дополнительных расходов должника закон не содержит.
По общему правилу право требования переходит в полном объеме, поэтому указание в соглашении об уступке на объем уступаемого права, если стороны не желали отходить от этого общего правила, является излишним. Однако при уступке части требования объем уступаемых прав должен быть определен, иначе предмет сделки может быть признан несогласованным.
Например, при отсутствии в соглашении о частичной уступке права (требования) по обязательству оплатить электроэнергию указания на основание возникновения передаваемого права (требования), а также условий, позволяющих его индивидуализировать (конкретный период, за который передается право (требование) на уплату суммы задолженности предприятия), суд сделал вывод о несогласованности предмета договора (см. п. 13 Обзора N 120).
Переход обеспечивающих требование прав. При передаче права по обязательству, в особенности если оно является денежным, новый кредитор заинтересован и в получении обеспечительных прав. Более того, ценность многих приобретаемых прав для кредитора отражается не в самой задолженности, а в имеющемся обеспечении. Обеспечительные права могут иметь характер личного (например, поручительство) либо вещного (ипотека) обеспечения; иметь акцессорный (дополнительный) характер либо являться самостоятельным обязательством (гарантия).
К способам обеспечения ГК РФ относит неустойку, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковскую гарантию, задаток (п. 1 ст. 329). Обязательство обеспечивается и иными способами, предусмотренными законом или договором.
Условия, порядок и последствия передачи обеспечительных прав в различных правовых системах отличаются, но общепризнанным является основной принцип: «Акцессорные обеспечительные права, будь то личные или имущественные, следуют за дебиторской задолженностью, которую они обеспечивают» [10, с. 23]. Этот принцип закреплен в п. 1 ст. 384 ГК РФ.
По общему правилу права по обеспечительным обязательствам, которые носят дополнительный (акцессорный) характер (неустойка, залог, поручительство, удержание, обеспечительный платеж), переходят к новому кредитору одновременно с обеспечиваемым требованием без дополнительного оформления их уступки.
Норма ГК РФ о переходе обеспечительных требований носит диспозитивный характер. Иное также может быть установлено законом.
В Обзоре N 120 (п. 15) внимание судов обращалось на наличие в законе презумпции перехода к новому кредитору права в полном объеме, включая права по обеспечительным дополнительным обязательствам.
Цессионарию в ряде случаев невыгодно принимать то или иное обеспечение (например, поддерживать заложенную недвижимость в надлежащем состоянии, обеспечивать ее страхование, реализовывать требование в отношении поручителя-нерезидента и т.д.). В таких случаях переход обеспечительных прав может быть исключен соглашением между цедентом и цессионарием.
Подход, закрепленный в ст. 384 ГК РФ еще до изменений главы 24 ГК РФ в 2013 году, подтверждается и новейшими источниками.
Так, согласно ст. 9.1.14 «Права, связанные с уступленным правом» раздела 1 «Уступка прав» главы 9 Принципов УНИДРУА 2010 года при уступке права к цессионарию переходят: a) все права цедента на получение платежа или иного исполнения по договору, связанные с уступленным правом, и b) все права, обеспечивающие уступленное право. В комментариях к названным Принципам разъясняется, что уступка передает право, принадлежащее цеденту, как оно есть, не только с возражениями, которые должник может предъявить в свою защиту, но также и со всеми правами на платеж или иное исполнение по договору в отношении уступленного права, а также все права, обеспечивающие реализацию переданного права; если уступка имеет частичный характер и если права, на которые распространяется ст. 9.1.14, делимы, они будут переданы пропорционально. Если они неделимы, стороны должны решить, переходят ли они к цессионарию или остаются у цедента; норма может быть тем не менее изменена по соглашению между цессионарием и цедентом, которые могут установить, например, отдельную уступку процентов; из общей обязанности сотрудничества, установленной в ст. 5.1.3 Принципов, следует, что цедент обязан принять все необходимые меры для того, чтобы дать возможность цессионарию воспользоваться преимуществами дополнительных (акцессорных) прав и обеспечений.
При уступке части основного долга к новому кредитору права на обеспечение переходят пропорционально размеру переданного требования, если иное не установлено соглашением сторон.
Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ).
В случае замены стороны в обязательстве новый кредитор, безусловно, приобретает право начислять неустойку в свою пользу при нарушении должником обязательства после перехода к новому кредитору прав по основному долгу. Иное может быть установлено законом или договором.
На практике иногда используют другой подход, полагая, что условие договора цессии о передаче основного долга, не содержащее специального указания о передаче притязания на начисление неустойки, не влечет перехода к новому кредитору этого правомочия. Данная точка зрения не согласуется с положениями ст. 384 ГК РФ.
В отношении права на уже начисленную к моменту перехода права по основному обязательству неустойку вывод не может быть столь же однозначным. Однако переход права на такую неустойку цессионарию при передаче ему основного требования подтверждается судебной практикой.
Так, коллегия ВС РФ пришла к выводу, что, если законом или договором не предусмотрено иное, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права, включая право на неустойку с момента нарушения должником срока исполнения обязательства, и в том случае, если оно имело место до перехода права к новому кредитору (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015), утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015).
Возможность уступки первоначальным кредитором права требования уплаты неустойки отдельно от передачи прав по основному обязательству широко обсуждалась в российской юридической литературе.
Недопустимость самостоятельной уступки рассматриваемых прав требований обосновывалась тем, что «обязанность по уплате санкций неразрывно связана с основным обязательством, сторонами которого неизменно остаются прежний кредитор и должник» [11, с. 632].
Между тем денежная сумма, причитающаяся кредитору в качестве неустойки, является самостоятельной имущественной ценностью. На это обстоятельство обращалось внимание еще в дореволюционной российской цивилистике.
Так, В. Белов приводит мнение К. Анненкова и К. Победоносцева, характеризовавших право цедента на набежавшую к моменту цессии неустойку как право требования денежной суммы, ибо компенсаторный и обеспечительный характер таких сумм утрачивается с их начислением [12, с. 26].
На это же обстоятельство обращают внимание и современные авторы [13, с. 255].
В случае нарушения обязательства неустойка утрачивает свои обеспечительные функции и работает как самостоятельная мера имущественной ответственности. Нет никаких принципиальных препятствий к разъединению требования об уплате неустойки и требования по основному обязательству, с нарушением которого было связано начисление определенных сумм в качестве неустойки.
Как справедливо отмечал А. Попов, структура правового регулирования при этом не нарушается, ибо никуда не исчезает обязанность должника нести неблагоприятное имущественное обременение. Для кредитора наказание должника не имеет первостепенного значения — ему важнее восстановить свои имущественные потери. Эта цель с успехом достигается при передаче права на компенсацию в обмен на денежный либо иной эквивалент, получаемый от цессионария [14, с. 76].
В силу этого допускается самостоятельная уступка права на взыскание уже начисленной неустойки в отрыве от основного обязательства. Например, требование об уплате неустойки (пени) за определенный прошедший до момента уступки период может быть оставлено первоначальным кредитором за собой или передано лицу, иному, чем кредитор по основному долгу, и т.д.
Требование об уплате неустойки часто передается (уступается), когда сумма требования окончательно определилась (например, до вынесения судом решения о снижении размера неустойки) (ст. 333 ГК РФ). Однако отмеченное обстоятельство не является препятствием для уступки. В этом случае мы имеем дело с так называемым несозревшим требованием, сумма которого не определена, но определима. Возможность передачи таких «несозревших» прав в российской цивилистике никогда не исключалась.
«Право требования. вообще не окончательно выяснившееся, передать можно: положение нового субъекта права в этих случаях будет такое же неопределенное, как было у первоначального кредитора; право нового кредитора получит полную определенность только тогда, когда вопрос об условии и прочем разрешится» [15, с. 222].
На возможность уступки прав, сумма требования по которым может быть определена, указывал и М. Брагинский [16, с. 378].
Судебная практика (см. п. 16 Обзора N 120) не усматривает препятствий к уступке окончательно не определившегося права на взыскание неустойки (нарушение имеет место, но размер неустойки окончательно не определен).
Изолированная уступка неустойки до момента нарушения обязательства представляется невозможной, поскольку такая сделка совершается в надежде и в расчете на будущее нарушение обязательства. Данная сделка противоречит основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ).
В том случае, когда право на неустойку не передано новому кредитору при передаче основного требования, первоначальный кредитор лишен возможности реализовать это право в той части, в которой другому лицу перешло право по обеспеченному неустойкой обязательству. Вопрос о судьбе требования о взыскании неустойки в такой ситуации требует дополнительного рассмотрения.
С учетом того, что предметом обязательства по уплате неустойки являются денежные суммы, нет препятствий для уступки части начисленной неустойки.
Когда неустойка начисляется периодически (пеня), в договоре уступки требования о взыскании части неустойки должны быть указаны ее денежный эквивалент и период, за который данная неустойка начислена. При отсутствии этих данных условие о предмете цессии в судебной практике признается несогласованным (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.07.1997 N 2048/97) [17, с. 9].
Передача права (требования) на возмещение убытков. Право требовать возмещения убытков при неисполнении обязательства не является ни мерой обеспечения, ни требованием, связанным с основным обязательством.
По справедливому замечанию Е. Крашенинникова, «притязание на возмещение убытков не является побочным правом по отношению к требованию, нарушение которого повлекло возникновение данного притязания» [17, с. 19].
Основание этого требования иное, чем у требования по основному долгу. Право требовать возмещения убытков возникает лишь при нарушении обязательства и реализуется как право применения имущественной ответственности (глава 25 ГК РФ), а не по правилам об исполнении обязательств. Требование о возмещении убытков принадлежит лицу, права которого нарушены.
Соответственно, если требование уступлено и нарушение имело место в отношении первоначального кредитора до этого момента, право на взыскание убытков принадлежит первоначальному кредитору. Если нарушение произошло в отношении уже нового кредитора, именно он и вправе требовать возмещения причиненных ему убытков.
Требование о взыскании убытков является не дополнительным к основному, но «связанным» с основным обязательством. В силу этого обстоятельства требование об уплате «гипотетических убытков», когда нарушения еще не было, не может быть оторвано от основного обязательства и следует за ним.
Однако если нарушение уже имело место, право требовать от должника уплаты суммы возмещения (определенной или определимой) может быть передано другому лицу (как новому кредитору, так и любому другому лицу) в качестве самостоятельного имущественного права. В этом случае изменение кредитора в требовании об уплате убытков не затрагивает ни характера, ни структуры нарушенного правоотношения.
Судебная практика, исходя из характера обязательства по возмещению убытков, поддерживает вывод о возможности самостоятельной уступки требования о возмещении убытков, причиненных нарушением обязательства (п. 17 Обзора N 120).
Уступка требования о взыскании убытков может быть допущена и в ситуации, когда право требовать исполнения обязательства, нарушение которого повлекло начисление убытков, не обладает свойством уступаемости. Требование о взыскании убытков всегда денежное и, следовательно, делимое (в отличие от основного требования, которое может быть неделимым).
При реализации требования о возмещении убытков новый кредитор заменяет первоначального именно в охранительном обязательстве. Вследствие этого при рассмотрении вопросов о возможности применения мер ответственности к должнику, размере его ответственности учитываются последствия нарушения, наступившие у первоначального кредитора (если уступлено право на взыскание убытков за период, предшествовавший уступке). Так, должник вправе ссылаться на просрочку первоначального кредитора, имевшую место до уступки, и т.д.
Возможность самостоятельной уступки права на взыскание убытков иногда оспаривалась по той причине, что она может вызвать определенные неудобства, связанные с тем, что размер убытков должен доказать именно кредитор. Отчуждение права на взыскание суммы убытков при возникновении судебного спора между должником и цессионарием может привести к тому, что рассмотрение дела без участия в нем цедента будет затруднительно.
Подобных «неудобств» не возникает, если размер убытков определен решением суда или соглашением сторон и потерпевший уступает право, которое уже окончательно определено. При уступке не определенного, но определимого права цедент и цессионарий, действуя разумно и добросовестно, вправе определить в соглашении об уступке порядок представления доказательств, подтверждающих факт и размер причиненных убытков. Кроме того, закон возлагает на цедента обязанность сообщать цессионарию все существенные обстоятельства, касающиеся уступки.
Вопрос о возможности «изолированной» уступки права на возмещение убытков в ситуации, когда основания для их уплаты не наступили (до момента нарушения), должен разрешаться так же, как и в отношении неначисленной неустойки.
Переход залоговых прав. Переход прав по основному обязательству влечет переход к новому кредитору и залоговых прав, возникших из договора о залоге или на основании закона. Иное может быть предусмотрено законом или договором.
Так, в силу п. 1 ст. 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора .
———————————
Несмотря на то что закон не устанавливает различий между сокредиторами (первоначальным кредитором и поручителем, частично заменившим его в обязательстве), судебная практика исходит из подчиненного характера прав такого поручителя.
Как указано в п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством», необходимо принимать во внимание обеспечительный характер обязательства поручителя. Поэтому поручитель не может осуществить перешедшее к нему право во вред кредитору, получившему лишь частичное исполнение (например, препятствовать обращению взыскания на предмет залога и т.п.). Кредитор, напротив, может самостоятельно осуществлять свои права в отношении остальной части своего требования преимущественно перед поручителем.

В соответствии с п. 2 ст. 354 ГК РФ передача залогодержателем прав и обязанностей по договору залога другому лицу допускается при условии одновременной уступки тому же лицу права требования к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом.
Аналогичное правило, содержавшееся и в прежней редакции ГК РФ (ст. 355), давало основания для вывода, что для передачи права залога при уступке необходимо совершение отдельной сделки — уступки прав по договору о залоге: это установленное законом исключение из общего правила ст. 384 Кодекса.
Однако такая трактовка ст. 355 ГК РФ была признана судебной практикой неправильной: п. 19 Обзора N 120 содержит вывод о том, что в силу акцессорного характера залогового права последнее переходит к новому кредитору в порядке, установленном ст. 384 Кодекса, и не требует дополнительного оформления.
Право на залог переходит к новому кредитору и при переходе обеспеченного права на основании закона и также без специального оформления, если только иное не указано в законе.
При передаче права в отношении залогодателя необходимо соблюдать требования, предусмотренные главой 24 ГК РФ. Так, последствия неуведомления залогодателя, не являющегося должником, аналогичны последствиям неуведомления должника.
В тех случаях, когда для перехода права залога (например, при ипотеке, залоге бездокументарных ценных бумаг) необходима регистрация, возникает вопрос о том, в какой момент новый кредитор становится стороной в залоговом правоотношении.
В отношении ипотеки, в частности, имеются разъяснения Пленума ВАС РФ — Постановление от 17.02.2011 N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», согласно которому переход требования по договору ипотеки в результате уступки требования по основному обязательству подлежит государственной регистрации (п. 14).
С момента уступки прав требования по обязательству, обеспеченному ипотекой, к новому кредитору переходят права залогодержателя по договору ипотеки. Однако до государственной регистрации перехода к новому кредитору прав по ипотеке предъявленные им требования, основанные на договоре об ипотеке (например, иск об обращении взыскания на предмет залога), удовлетворению не подлежат (п. 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90), далее — Обзор N 90).
При переходе прав по основному обязательству, обеспеченному ипотекой, от кредитора, выступающего в качестве залогодержателя, к другому лицу по основаниям, указанным в законе, иным, чем уступка прав требования, к этому лицу также переходят права по договору об ипотеке. Такое лицо вправе потребовать от учреждения юстиции регистрации перехода к нему прав по договору об ипотеке при представлении документов, подтверждающих переход к нему прав по основному обязательству, обеспеченному этой ипотекой (п. 14 Обзора N 90).
При уступке части обеспеченного залогом права (требования) в случае, если сторонами не выражена воля на полную замену кредитора в залоговом обязательстве, цедент и цессионарий становятся сокредиторами по залоговому обязательству (п. 20 Обзора N 120). Из этого положения вытекает и возможность соглашения о передаче всех прав залога новому кредитору при передаче ему части основного требования либо сохранения залога за цедентом при передаче части обеспеченного требования другому лицу.
В случае уступки всех прав по основному обязательству, если соглашение об уступке предусматривает передачу прав по обеспечиваемому обязательству в полном объеме без передачи права залога, залогодержатель утрачивает право на обеспечение, отказываясь, отступаясь от него (ст. 415 ГК РФ).
Особенности уступки прав по ипотеке предусмотрены ст. 47 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке), в силу которой залогодержатель вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору об ипотеке или по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) любым третьим лицам, если законом или договором не предусмотрено иное.
Лицо, которому переданы права по договору об ипотеке, становится на место прежнего залогодержателя по этому договору. Если не доказано иное, уступка прав по договору об ипотеке означает и уступку прав по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству).
Если договором не предусмотрено иное, к лицу, которому переданы права по обязательству (основному обязательству), переходят и права, обеспечивающие исполнение обязательства. Такое лицо становится на место прежнего залогодержателя по договору об ипотеке.
Уступка прав по договору об ипотеке или обеспеченному ипотекой обязательству, права по которым удостоверены закладной, не допускается. При совершении такой сделки она признается ничтожной (п. 5 ст. 47 Закона об ипотеке).
Удержание. В силу общего правила к новому кредитору переходят права по удержанию вещи (ст. 359 ГК РФ). Первоначальный кредитор при переходе права по основному обязательству обязан также либо обеспечить передачу удерживаемой вещи, либо передать новому кредитору все полученное от ее реализации.
Права требования в отношении поручителя (ст. 361 ГК РФ). Ввиду отсутствия специальных правил права требования к поручителю переходят к новому кредитору по основному обязательству автоматически, без дополнительной сделки уступки прав по договору поручительства.
При уступке обеспеченного поручительством права до момента его нарушения притязание в отношении поручителя входит в объем уступаемых прав на тех же условиях, на которых оно принадлежало первоначальному кредитору, то есть возможность реализации этого права и наступление правовых последствий договора поручительства зависят от исполнения или неисполнения должником основного обязательства.
«Цессионарий становится обладателем полного притязания из поручительства с момента неисправности должника по основному обязательству» [17, с. 8].
При неисполнении должником основного обязательства до момента уступки требования к поручителю переходят к новому кредитору одновременно с основным уступленным требованием.
В силу обеспечительного и дополнительного характера требования к поручителю следует признать недопустимой уступку прав из договора поручительства лицу, которому не были уступлены права к должнику по основному обязательству.
Относительно судьбы требования к поручителю, не переданного новому кредитору, высказывались различные суждения. Согласно одному из них в силу акцессорного характера не переданное новому кредитору требование к поручителю прекращается.
По мнению Е. Крашенинникова, акцессорность требования не означает, что кредитор по притязанию из поручительства и кредитор по основному требованию должны совпадать в одном лице. Закон не связывает прекращение поручительства с переходом основного требования от первоначального кредитора к другому лицу, следовательно, поручительство не прекращается. Но в этом случае только цедент может потребовать от поручителя, чтобы тот совершил в пользу цессионария действия, выполнить которые он обязался перед цедентом по договору поручительства [18, с. 61 — 62].
В целях сохранения личного обеспечения при уступке конструкция, предполагающая сохранение поручительства в отношении цедента, может быть поддержана. Особенно актуален вопрос о сохранении поручительства тогда, когда возможна «обратная» уступка.
Очевидно, что цедент обязан передать все полученное от поручителя цессионарию. Однако вопросы об объеме возражений поручителя, о последствиях непредъявления требований цедентом и многие другие в этой ситуации требуют отдельного обсуждения.
Права по независимой гарантии (ст. 368 ГК РФ). Независимая гарантия, обеспечивая надлежащее исполнение основного обязательства принципалом перед бенефициаром, не является, в отличие от поручительства, акцессорным обязательством.
Нью-Йоркская конвенция об уступке дебиторской задолженности в международной торговле признает принципиальную допустимость передачи прав по независимым гарантиям в отношениях между цедентом и цессионарием (п. 1 ст. 10): «Личное или имущественное право, обеспечивающее платеж уступленной дебиторской задолженности, передается цессионарию без дополнительного акта передачи. Если такое право согласно регулирующему его закону может передаваться только с дополнительным актом передачи, цедент обязан передать это право и любые поступления цессионарию».
Таким образом, даже при отсутствии отдельного акта передачи на практике Конвенция признает, что гарант (эмитент) должен иметь возможность осуществить платеж цеденту, а цессионарий будет иметь право требовать от последнего полученные им денежные суммы. Следовательно, в отношении независимых гарантий действует специальный механизм, не нарушающий общего принципа следования обеспечительных прав за основным обязательством при его уступке. Правда, отмечалось, что данный вариант требует дополнительной проработки последствий такой уступки при несостоятельности цедента [19, с. 29].
ГК РФ, следуя положениям, заложенным в Конвенции о независимых гарантиях и резервных аккредитивах (Нью-Йорк, 11 декабря 1995 г.), закрепляет принцип непередаваемости прав по банковской гарантии (ст. 372). Передача прав бенефициаром другому лицу возможна, если это оговорено в гарантии. Даже в том случае, когда гарантия передаваема по ее условиям, для уступки прав бенефициаром другому лицу необходимо согласие гаранта. Однако в отличие от указанной Конвенции Кодекс не содержит нормы, допускающей передачу (уступку) прав на поступления по банковской гарантии.
Следовательно, права по банковской гарантии в качестве исключения из общего правила не могут считаться автоматически перешедшими к новому кредитору вместе с основным обязательством. Более того, в ряде случаев невозможна и специальная передача этих прав.
В силу независимого характера прав по банковской гарантии обязательства гаранта в связи с изменением субъектного состава обеспечиваемого обязательства (замена кредитора в основном обязательстве) не прекращаются. Но с учетом обеспечительной цели установления обязательств гаранта новый кредитор, как представляется, вправе требовать от первоначального кредитора (бенефициара по банковской гарантии) выплаты всего полученного от гаранта при неисполнении обеспеченного обязательства. Если ранее такое требование могло бы быть предъявлено по правилам о неосновательном обогащении, то сейчас обязательство цедента передать цессионарию все полученное от гаранта в счет уступленного требования может быть основано на положениях п. 1 ст. 384 и п. 3 ст. 389.1 ГК РФ.
Если же гарантия может передаваться, новый кредитор вправе требовать передачи ему прав в отношении гаранта в силу уступки ему прав по обеспеченному обязательству.
Обеспечительный платеж (ст. 381.1 ГК РФ). Права на обеспечительный платеж, имеющиеся у первоначального кредитора, переходят к новому кредитору по общим правилам. Поскольку при обеспечительном платеже обеспечение (денежная сумма, ценные бумаги, вещи, определенные родовыми признаками) вносится кредитору, при уступке он обязан передать соответствующее обеспечение новому кредитору пропорционально размеру уступленного требования.
Проценты. Согласно прежней редакции ст. 384 ГК РФ к новому кредитору переходили права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты. Иное могло быть предусмотрено законом или договором. В действующей редакции данная норма не содержит указания на «неуплаченные» проценты, а упоминает просто «проценты».
В современной российской правоприменительной практике выделяют проценты, уплачиваемые при неисполнении денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ), и проценты, уплачиваемые за пользование денежными средствами (ст. 317.1, 809 ГК РФ и ряд других). Первые относят к мерам ответственности, а вторые рассматривают в качестве платы за возможность пользоваться чужим капиталом, платы за кредит.
И в том, и в другом случае проценты относятся к дополнительным требованиям. Нет необходимости включать в договор цессии условие о переходе прав на проценты, поскольку по умолчанию все дополнительные права переходят к новому кредитору.
Необходимо разделять случаи, когда на момент перехода права по основному долгу срок уплаты процентов еще не наступил и, следовательно, проценты по долгу еще не начислены, и случаи, когда срок уплаты процентов наступил: до момента уступки основного долга проценты на сумму долга начислены.
В первом случае право на неначисленные проценты, будучи дополнительным и связанным с основным, переходит к новому кредитору. В отношении неначисленных процентов, рассматриваемых как мера ответственности (ст. 395 ГК РФ), можно сделать вывод, аналогичный выводу в отношении неустойки, — о недопустимости изолированной уступки прав на такие проценты (без передачи прав по основному обязательству).
В отношении будущих процентов по долгу не усматривается препятствий для их изолированной уступки (в отрыве от основного долга).
Во втором случае (проценты уже начислены) требование об уплате процентов освобождается от своей акцессорности и приобретает самостоятельность по отношению к основному требованию.
Отмечая особенность рассматриваемого права, И. Новицкий писал: «. уже наросшие проценты, хотя бы и не полученные еще, остаются за первоначальным кредитором» (20, с. 410).
Как следствие, это право должно было бы передаваться новому кредитору по особому соглашению, а при отсутствии такого соглашения — оставаться у цедента.
Однако в ст. 382 ГК РФ, содержащей указание на переход к новому кредитору прав на проценты, не проводится различие между начисленными и не начисленными к моменту перехода права процентами. На практике это приводит к тому, что (как и в отношении неустойки) право на все проценты (даже за период, предшествовавший уступке) признается по умолчанию перешедшим к новому кредитору. Такой подход вряд ли можно признать правильным.
Природа права на начисленные и не уплаченные к моменту уступки проценты, являющегося самостоятельной имущественной ценностью, выраженной в определенной денежной сумме, позволяет как передавать его отдельно от основного обязательства, так и сохранять цеденту за собой при уступке прав по основному (капитальному) долгу.
По общему правилу момент перехода прав по основному долгу к новому кредитору не связан с моментом направления должнику уведомления об уступке. Следовательно, определяя, в чью пользу подлежат начислению проценты, нет необходимости выяснять, когда был уведомлен должник.

Смотрите еще:

  • Воинская часть 86655 в краснознаменске Воинская часть 86655 в краснознаменске В/часть 86655 25-ый РТП ВКО Admin: 25-й радиотехнический полк (в/ч 86655, с. Глазово Можайского района Московской области) сейчас д.Нестерово […]
  • Пенсии выслуга лет чиновникам Губернатор Пермского края планирует сократить пенсии для чиновников Губернатор Пермского края Максим Решетников внес в краевой парламент резонансный законопроект, которым предложил […]
  • Ккм ооо на усн Может ли ООО на УСН при оказании медицинских услуг вместо ККМ применять БСО с 01.07.2017 года? Вы вправе до 1 июля 2018 года вместо применения ККТ при получении оплаты наличными […]
  • Комментарии к статье 133 тк рф Статья 133. Установление минимального размера оплаты труда Информация об изменениях: Федеральным законом от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ в статью 133 настоящего Кодекса внесены изменения, […]
  • Как написать письмо в вгтрк Как написать письмо в вгтрк Адрес: 394625 г. Воронеж ул. Карла Маркса, 114 Тел.: +7 (473) 252-15-04 Шеф-редакторы службы информационных программ Кушманова Анна Анваровна Стрижко Николай […]
  • Томск региональный материнский капитал Материнский капитал в Томской области В Томской области актуальны две программы маткапитала, которые не зависят друг от друга: Федеральная — заявитель может рассчитывать на субсидию в […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.