Если клевета на судью

Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя

Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298 УК). В данной статье предусматривается три состава преступления. В ч. 1 ст. 298 УК — состав клеветы в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.

Объектом данного преступления являются интересы правосудия, а также честь и достоинство судьи, присяжного, народного и арбитражного заседателя.

С объективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется распространением заведомо ложных измышлений в отношении судьи, присяжного, народного или арбитражного заседателя, унижающих их честь и достоинство и тем самым подрывающих в глазах народа авторитет лиц, осуществляющих правосудие. Рассматриваемое преступление является оконченным с момента передачи виновным заведомо ложной информации третьим лицам.

Субъектом клеветы может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста и обладающее вменяемостью.

С субъективной стороны клевета в отношении судьи и иных лиц совершается с прямым умыслом и по мотиву мести в связи с рассмотрением дел или материалов в суде. Целью виновного в таких случаях является воспрепятствование осуществлению правосудия, а равно умаление авторитета этих лиц.

В ч. 2 ст. 298 УК предусматривается состав того же деяния, совершенного в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда .или иного судебного акта.

Объект рассматриваемого преступления тот же, что и применительно к составу деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 298 УК. Этот состав отличается лишь по кругу потерпевших. Потерпевшими в данном случае являются прокурор, следователь или лицо, производящее дознание, а равно судебный пристав или судебный исполнитель.

С субъективной стороны этот вид клеветы совершается с прямым умыслом по мотивам мести в связи с производством предварительного расследования либо в связи с исполнением судебным приставом либо судебным исполнителем вступившего в законную силу приговора, решения суда либо иного судебного акта (например, в связи с исполнением судебным приставом постановления судьи о выдворении нарушителя порядка из зала судебного заседания).

Квалифицирующим признаком составов преступлений, предусмотренных в ч. 1 и 2 ст. 298 УК, является совершение клеветы в отношении указанных в законе лиц, соединенной с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Под обвинением понимается приписывание судье, присяжному, народному или арбитражному заседателю, прокурору, следователю и другим лицам факта совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, что может подкрепляться ссылками на какие-либо доказательства или быть полностью бездоказательным. Признаки тяжкого и особо тяжкого преступления определены в ст. 15 УК.

Адвокат осужден за клевету на судью в апелляционной жалобе

В Курской области вынесен приговор защитнику, похитившему том своего уголовного дела, а затем оболгавшему судью в апелляционной жалобе на приговор. Ленинский районный суд Курска признал бывшего адвоката 36-летнего Андрея Трофимова виновным по ч. 1 ст. 294 УК РФ (вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия) и ч. 1 ст. 298.1 (клевета в отношении судьи в связи с рассмотрением дел в суде).

Как следует из материалов дела, в 2015 году в Ленинском суде Курска рассматривалось уголовное дело по обвинению Трофимова в покушении на мошенничество в крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ). Будучи адвокатом, он получил от подзащитного, бизнесмена с Украины, 600 000 руб. на подкуп правоохранителей для прекращении уголовного преследования. Во время процесса, который длился больше 5 месяцев, Трофимов похитил один из томов уголовного дела – 18 декабря 2015 года, воспользовавшись тем, что остался в зале судебного заседания наедине со своим защитником, он спрятал том под куртку и затем вынес из суда.

Похищенные материалы удалось восстановить, и в январе 2016 года судья Елена Колесниченко назначила Трофимову наказание в виде 2 лет 10 месяцев колонии общего режима.

Опротестовывая приговор, Трофимов в своих апелляционных жалобах указал, что ранее судья получила от него взятку за вынесение нужного решения по делу в интересах его клиента. В ходе последовавшей процессуальной проверки его доводы не подтвердились.

Суд приговорил Трофимова к штрафу в 300 000 руб. Кроме того, он должен отбыть оставшийся срок заключения по приговору о покушении на мошенничество.

Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298 УК).

Данное преступление наносит урон как органам суда, а также органам, содействующим ему, так и интересам потерпевшего. Поэтому это деяние считается двухобъектным.

Объект преступления — нормальная деятельность суда и органов, содействующих ему в осуществлении правосудия, а также честь и достоинство личности.

Объективная сторона преступления (ч. 1 ст. 298 УК) состоит в клевете в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (арбитражного заседателя), в связи с рассмотрением дел или материалов в суде.

Клевета выражается в действиях, связанных с распространением заведомо не соответствующих действительности сведений, умаляющих честь и достоинство, репутацию судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (арбитражного заседателя). Распространение означает сообщение этих сведений хотя бы одному лицу.

Указанные в законе действия совершаются в связи с рассмотрением потерпевшим дел или материалов в суде. Именно это обстоятельство обусловило выделение данного состава в специальный вид клеветы.

Преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента, когда клеветнические измышления стали известны хотя бы одному лицу.

С субъективной стороны совершение клеветы возможно только с прямым умыслом.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 2 ст. 298 УК предусмотрена ответственность за деяние, по своему содержанию совпадающее с деянием, указанным в ч. 1 данной статьи, но совершенное в отношении иных лиц: прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя. Состав преступления имеет место тогда, когда клевета совершена в связи с производством ими предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта.

Наиболее опасным видом данного преступления является клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 298 УК). Указанный вид клеветы необходимо отличать от заведомо ложного доноса. При доносе сведения о якобы совершенном преступлении сообщаются, как правило, органам, правомочным возбудить уголовное преследование, и умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а при клевете информация направляется в иные органы, учреждения и организации с целью опорочить честь и достоинство, подорвать репутацию оклеветанного.

Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст.

Объект преступления — нормальная деятельность суда и правоохранительных органов. Дополнительным объектом выступает безопасность судьи и участников уголовного процесса или их близких. Предмет преступления — сведения о мерах безопасности, т. е. фактические данные о состоянии защищенности лиц, указанных в законе.

Объективная сторона преступления состоит в разглашении сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, судебного исполнителя, потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного процесса, а равно в отношении их близких.

Под разглашением следует понимать предание огласке указанных сведений, вследствие чего они становятся достоянием хотя бы одного постороннего (неуправомоченного) лица. Оно может быть совершено в доверительном разговоре, выступлении, переписке, демонстрации документов, в результате которых происходит утечка информации о предпринятых или предпринимаемых мерах безопасности.

Посторонним по смыслу ст. 311 УК признается любое лицо, не допущенное по роду деятельности к подобным сведениям (в том числе и сослуживцы виновного, родственники и т. п. ).

Состав данного преступления формальный, оно считается оконченным с момента, когда сведения о мерах безопасности стали известны постороннему лицу.

С субъективной стороны преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет, которому сведения о мерах безопасности судьи и участников уголовного процесса были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью.

В ч. 2 ст. 311 УК указан квалифицирующий признак — тяжкие последствия. Его содержание в законе не раскрывается. При признании наступивших последствий тяжкими необходимо исходить из совокупности фактических обстоятельств. Таковыми, например, можно признать факт нападения на судью или иного участника процесса, ставший возможным в результате разглашения сведений о мерах их безопасности, проведение дорогостоящих мероприятий по устранению возможных последствий и т. п.

Если клевета на судью

Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

При написании обращения будьте предельно корректны, ссылайтесь исключительно на нормы закона и документы, которые подтверждают неправоту судьи. Недопустимы выражения типа « я требую, чтобы судью сняли!», либо «да вы знаете, кто мой папа!!»,

а уж тем более направленные непосредственно в адрес судьи угрозы и требования уйти в отставку.

Одним из органов судейского сообщества является Совет судей, который выпускает обязательные для судей постановления и распоряжения. Так, любопытно Постановление* Президиума Совета Судей Российской Федерации от 30 марта 2006 г. № 95. Несмотря на то, что документ этот не является секретным, опубликован он не был, однако его текст выложен на сайтах некоторых судов.

Этот документ рекомендует судьям при получении обращений граждан обязательно рассматривать их (а при устном обращении фиксировать его средствами аудиозаписи) и в зависимости от характера обращений заявлять самоотвод либо обращаться в правоохранительные органы по вопросу возбуждения уголовного дела в отношении обратившегося гражданина.

Разумеется, эти меры предпринимаются в отношении граждан, которые действительно позволяют себе оскорблять судью. Не нужно думать, что любая ваша жалоба будет поводом для возбуждения уголовного дела (на самом деле – это редчайший случай, поверьте, судьям и без этого есть чем заняться). Но позволить себе угрозы и оскорбления в адрес суда- значит ставить под угрозу безопасность судьи и его независимость в процессе осуществления правосудия. Конечно, это недопустимо.

Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя, ст. 298 УК РФ

Уголовный закон, последовательно обеспечивает охрану чести и достоинства доброго имени и деловой репутации судейского корпуса, прокуроров, присяжных заседателей, других должностных лиц правоохранительных органов, участвующих в отправлении правосудия. Такие лица в своем подавляющем большинстве являются представителями различных ветвей власти — судебной, исполнительной, надзорной. Следовательно, унижение чести и достоинства таких лиц, огульные, клеветнические измышления в их адрес подрывают престиж и авторитет самого государства. Объектом рассматриваемого преступления выступают общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов правосудия, а также честь и достоинство должностных лиц правоохранительных органов.

На наш взгляд, это преступление является двух-объектным. Поэтому, предпочтительнее представляется точка зрения ученых, которые пишут, что клеветнические действия в отношении названных лиц не только посягают на нормальную деятельность органов правосудия, органов прокуратуры, органов предварительного расследования, их авторитет, а также честь и достоинство лиц отправляющих правосудие и содействующие ему.

Таким образом, основным непосредственным объектом преступления является нормальная деятельность суда, органов следствия и дознания, а так же их авторитет Дополнительный непосредственный объект клеветы — честь и достоинство, а так же репутация указанных в законе (ч. 1 и ч. 2 ст. 298 УК РФ) работников системы органов правосудия.

Следует отметить, что категория репутация часто употребляется в литературе нередко как тождественная категория чести и достоинства. В этом смысле, одни ученые говорят о том, что репутация представляет собой сложившееся мнение окружающих о нравственном облике человека, выражающееся в признании его заслуг, авторитета. Другие авторы считают, что репутация есть общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-либо. Стало быть, в понятие репутация включается более широкий круг сведений, как о положительных, так и об отрицательных свойствах личности.

В правовой литературе высказано мнение, что репутация вообще может не совпадать с честью. Например, совершение лицом правонарушения повлечет отрицательную оценку со стороны общества, но при этом репутация как мнение окружающих о деловых качествах этого лица нисколько не пострадает. В этом контексте в содержание репутации, в первую очередь, включается мнение, оценка со стороны определенной социальной общности (сослуживцев, членов трудового коллектива, родственников) таких деловых качеств индивида, как компетентность, способности, профессиональные качества и навыки, а также признание его заслуг и авторитета в прошлой деятельности.

Таким образом, репутацию личности следует рассматривать как одну из частных разновидностей моральных отношений, отражающих в общественном сознании (сознании определенной социальной общности) ее деловые и профессиональные, производственные, предпринимательские качества и свойства.

Потерпевшими законодатель называет в ч. 1 ст. 298 УК РФ судью, присяжного заседателя или иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, а в ч. 2 ст. 298 УК РФ — прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, судебного пристава и судебного пристава-исполнителя.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется клеветническими высказываниями в адрес судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ч. 1) либо в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного пристава-исполнителя в связи с производством предварительного расследования или исполнением судебного акта (ч. 2).

Действующее законодательство (ст. 129 УК РФ) содержит развернутое описание объективной стороны клеветы. Клевета — это распространение заведомо для виновного ложных, не соответствующих реальной действительности измышлений, порочащих достоинство, честь и деловую репутацию лиц, которые непосредственно участвуют в отправлении правосудия.

Признаком объективной стороны клеветы является ложный характер распространяемых сведений, порочащих честь, достоинство и репутацию личности. При этом распространяемые сведения — это такая информация о судье, присяжном заседателе, ином лице, участвующем в отправлении правосудия, прокуроре, следователе, лице, производящем дознание, судебном приставе, судебном приставе-исполнителе, которая не имеет под собой реальной действительности. Поэтому, распространение позорящих сведений, соответствующих действительности, не образуют состав клеветы.

Спорным остается вопрос о содержании клеветнических сведений. Несомненно, этот вопрос является достаточно актуальным в свете установления правовых гарантий конституционных прав и свобод граждан, пределов осуществления ими таких прав, как свобода распространять собственные убеждения, выражать свое мнение и убеждение (ст. 28,29 Конституции РФ).

По мнению большинства ученых, клеветнические сведения — это вымысел, содержащий указания на конкретные поступки лица, события, факты. Клевета и не может представлять оценочных суждений. Сходное мнение высказывал и A.M. Эрделевский, по мнению которого, вред чести и достоинству личности может причинить такое выражение мнения, которое «позволяет сделать прямой вывод о наличии порочащих фактов».

Другие правоведы полагают, что содержание сведений при клевете не исчерпывается ложными сообщениями об определенных фактах, поступках индивида и включает в себя общий отрицательный отзыв о личности потерпевшего. Опозорить человека в глазах окружающих возможно в том случае, если распространяемые клеветнические сведения носят позорящий характер, то есть умаляют честь и достоинство гражданина в общественном мнении или мнении отдельных граждан с точки зрения соблюдения действующих законов, правил общежития, норм и принципов морали.

Присоединяясь к последней позиции, отметим, что общественное мнение о репутации лица может изменяться под воздействием искаженной оценки нравственных качеств личности, ее деятельности. Поэтому сведения можно признать клеветническими в том случае, если: 1) высказанная оценка содержит негативную оценку деловых качеств человека; 2) высказанное мнение содержит утверждение о порочащих фактах, поступках индивида; 3) высказанное мнение включает в себя общий отрицательный отзыв о личности потерпевшего.

Для оценки сведений как порочащих руководствуются рядом критериев. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести, достоинства, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 18 августа 1992 г.: «Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или организацией действующего законодательства или моральных принципов, которые умаляют их честь и достоинство».

Честь и репутация личности как положительная оценка социальных качеств лица слагается из множества оценок, характеризующих его в самых различных сферах общественной жизни, труде, быту. Иными словами они могут находиться в прямой зависимости от профессиональной деятельности, общественной активности, нравственных качеств, поведения в обществе, семье и т.д. Клеветнические сведения могут позорить гражданина в любой из названных сфер, умалять в целом общественную оценку лица либо одну из оценок, входящую составной частью в его общественную репутацию.

Среди ученых нет единого мнения о том, могут ли позорить сообщения, приписывающие лицу намерение совершить безнравственный поступок. Ряд авторов считают, что сообщение сведений, относящихся к обстоятельствам, которые могут наступить в будущем, не содержат состава клеветы. Нам представляется, что более правильную позицию занимал И.С. Ной, полагавший, что «приписывание кому-либо намерения совершить безнравственный поступок есть определенный факт, относящийся к опозоренному».

Действительно, с точки зрения морали лицо заслуживает отрицательного отношения со стороны общества, если оно намерено причинить вред охраняемому законом благу. В стремлении разрушить благо находят проявление безнравственные качества личности. Сведения, касающиеся намерений лица совершить в будущем аморальный поступок способны серьезно повредить его общественной репутации. Не считать подобного рода заявления клеветническими значит недооценивать общественную опасность таких действий.

Остаются дискуссионными вопросы о том, могут ли позорить сведения о болезнях, физических недостатках, сведения, являющиеся оценками духовной деятельности лица. Само по себе наличие болезни не влияет на общественную оценку индивида. Однако, определенные заболевания могут указывать на безнравственное поведение, отрицательные моральные качества личности (например, алкоголизм, наркомания, венерические заболевания и т. д.). Сведения о болезнях подобного рода причиняют ущерб общественной репутации лица и являются позорящими. В отдельных случаях измышления касаются таких болезней и физических недостатков, которые вызывают отвращение, брезгливость у окружающих, свидетельствуют об умственной, физической неполноценности потерпевшего.

По мнению И.С. Ноя, такие действия не являются клеветой, так как достоинство лица, в смысле исполнения им норм нравственности не ущемляется. Однако, нельзя забывать, что достоинство личности образуется совокупностью моральных и физических качеств. Измышления, указывающие на болезни и физические недостатки (например, психические аномалии), способны оттолкнуть окружающих от потерпевшего, вызвать к нему презрение и отвращение, несомненно, умаляют общественную оценку личности. В широком смысле подобные действия нельзя не считать порочащими, а борьба с ними должна осуществляться средствами уголовно-правового воздействия, что соответствует задачам охраны благ личности.

Значительный интерес представляет вопрос об отграничении клеветы от критических выступлений. По мнению И. С. Ноя, клеветниками являются те, кто под видом критики сознательно извращают факты хотя бы на 5-10%.

Иного взгляда придерживается М. Т. Товмасян, который считает, что нельзя привлечь кого-либо к ответственности, если подтвердится часть сообщенных им фактов. Данное суждение представляется нам спорным, ибо, независимо от того, какая часть критики является ложной, сознательное искажение общественной репутации личности следует рассматривать как клевету. При наличии всех других условий лица, выступающие с клеветой под видом критики, должны привлекаться к уголовной ответственности.

Условием привлечения к уголовной ответственности за клеветнические измышления в отношении указанной категории лиц является взаимосвязь клеветы с рассмотрением дел или материалов в суде, предварительным расследованием, надзором над соблюдением законности, поддержанием обвинения и исполнительским производством. Следует отметить, что, по мнению ряда ученых, именно это обстоятельство обусловило выделение данного состава в специальный вид клеветы. Клевета, не связанная с такой деятельностью судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, должна квалифицироваться по ст. 129 УК РФ.

Другие авторы более широко толкуют понятие клеветы применительно к ст. 298 УК РФ. По своему содержанию клевета может быть связана с рассматриваемым (расследуемым) делом (например, ложное заявление о том, что присяжный заседатель получил взятку) либо хотя и не связана, но направлена на то, чтобы сделать невозможным или затруднить участие в процессе данного лица (например, ложное сообщение о прежних неблаговидных поступках лица). Если ни тот, ни другой аспект клеветы с производством по делу не связан, она образует преступление против личности.

Порочащими являются, например, такие не соответствующие действительности сведения, которые содержат утверждения о нарушении, указанными в ст. 298 УК РФ лицами, действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в коллективе, быту, в процессе служебной и общественной деятельности и т. п.) и умаляют честь и достоинство этих лиц.

Лицо, участвующее в отправлении правосудия — это особое должностное лицо, его деятельность всегда на виду, оно носит явно публичный характер. Следовательно, любое клеветническое измышление, в том числе и то, которое выходит за рамки профессиональной деятельности, касается его частной жизни, подрывает его деловую репутацию.

Обязательным условием привлечения лица к уголовной ответственности за клевету по ст. 298 УК РФ является взаимосвязь между измышлениями и деятельностью должностных лиц по отправлению правосудия.

Распространение — важнейший элемент объективной стороны клеветы. Оно заключается в передаче ложных сведений, позорящих лицо, указанное в ст. 298 УК РФ, любым способом хотя бы одному постороннему лицу. Достаточно, чтобы клеветнические измышления стали достоянием, по крайней мере, одного лица. При этом, для состава рассматриваемой клеветы не имеет значения, какому лицу сообщаются ложные и позорящие сведения (ими могут быть посторонние люди, родственники, знакомые, друзья, сослуживцы и т. д.).

Клеветнические сведения могут быть распространены публично (например, заявление в зале суда, опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохронике и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях или сообщены одному либо нескольким лицам официально или в частном порядке (в заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение подобных сведений в иной форме, в т. ч. устной, нескольким или хотя бы одному лицу).

Различные способы распространения, однако, не обладают одинаковой общественной опасностью. Так, сообщение ложных и позорящих другое лицо сведений посредством публичных выступлений, радио, телевидения, печатных произведений причиняет больший ущерб нравственным благам личности. Поэтому, на наш взгляд, ответственность за клевету совершенную подобным способом следует дифференцировать на законодательном уровне.

Не является распространением сообщение ложных и позорящих сведений только самому потерпевшему, так как при этом честь, достоинство и репутация личности не подвергается опасности. По мнению большинства криминалистов в таких случаях состав клеветы отсутствует, но возможна ответственность за оскорбление. В то же время не вызывает сомнения, что присутствие либо, напротив, отсутствие потерпевшего в момент распространения позорящих измышлений не оказывает влияния на юридическую квалификацию клеветы.

Для признания сведений распространенными не имеет юридического значения, кто является их автором. По замечанию И.С. Ноя, установление авторства при клевете может свидетельствовать о большой опасности обвиняемого и влиять на размер наказания.

Состав преступления является формальным, а поэтому, деяние признается оконченным, когда измышления клеветнического характера в отношении судьи, присяжного заседателя, иного лица доводятся до сведения хотя бы одного человека.

Субъективная сторона рассматриваемого деяния характеризуется только прямым умыслом. Умысел при клевете характеризуется единством интеллектуальных и волевых процессов. Интеллектуальный момент прямого умысла характеризуется тем, что виновный в клевете осознает фактические и социальные свойства деяния. Прежде всего, лицо осознает фактические признаки клеветы, т.е. то, что им распространяются сведения определенного содержания. С осознанием фактической стороны деяния связано осознание его общественной опасности. Если кто-либо не понимает фактических признаков деяния, тот лишается возможности осознавать его социальную значимость. Сознание общественной опасности клеветы есть сознание того, что предаваемые огласке сведения не соответствуют действительности и позорят личность потерпевшего в глазах окружающих.

При выяснении субъективной стороны распространения клеветнических сведений важную роль играет признак заведомости. Понятие заведомости входит в интеллектуальный момент умысла и указывает на определенный уровень осознания лицом фактических обстоятельств.

В литературе высказаны и другие суждения относительно того, какие признаки субъективной стороны клеветы охватываются понятием заведомости. Так И.С. Ной, заведомость в целом характеризует умышленный характер клеветы. В то же время, некоторые ученые считают, что понятие заведомости охватывает не только ложный, но и позорящий характер клеветнических сведений.

На наш взгляд, признак заведомости относится только к ложному характеру сведений, распространяемых при клевете. Для привлечения лица к уголовной ответственности за клевету, необходимо установить, что виновный достоверно знал о ложности распространенных им сведений позорящего характера. Но это обстоятельство неоднократно обращал внимание Верховный суд РФ. Состава клеветы не будет, если в действиях лица отсутствует заведомая ложность сведений, позорящих потерпевшего.

Устанавливая особый субъективный режим в отношении ложности клеветнических сведений, законодатель признает преступным и уголовно наказуемым лишь такое распространение позорящих сведений, когда виновное лицо достоверно знает о ложности сведений, умаляющих честь и достоинство личности, посягающих на ее репутацию. Несомненно, что такие действия представляют повышенную общественную опасность. Заведомая ложность отсутствует в случаях добросовестного заблуждения, когда лицо полагает, что обстоятельства, о которых оно сообщает, действительно имеют место.

Как показывает анализ судебной практики, а также специальные исследования вопросов защиты чести и достоинства личности, существуют значительные трудности в доказывании признака заведомой ложности сведений при рассмотрении уголовных дел о клевете, а также большое количество судебных ошибок. В частности, трудности возникают в случаях, когда лицо, огласившее порочащие сведения, ссылается на источник информации. Так, один из районных судов г. Ростова-на-Дону прекратил уголовное дело по обвинению Б. в распространении ложных и позорящих другое лицо измышлений. Приняв во внимание то обстоятельство, что обвиняемая указала на источник осведомленности, суд пришел к выводу об отсутствии заведомой лжи при распространении позорящих сведений. Однако судебная коллегия Ростовского областного суда не согласилась с таким выводом и указала на необходимость тщательной и всесторонней проверки фактов, изложенных в жалобе потерпевшего, всесторонней оценке всех доказательств по делу и отменила определение районного суда.

По нашему мнению, значительной общественной опасностью обладают действия не только тех, кто заведомо знал о ложности распространяемых сведений, но и тех лиц, распространяющих порочащие сведения, в истинности которых они сомневаются.

Содержание умысла при клевете определяются особенностями объективной стороны этого преступления, которая исчерпывается распространением сведений ложных и позорящих другое лицо. Следовательно, волевой момент умысла состоит в желании совершить действия, представляющие опасность для чести и достоинства личности советского гражданина. Поэтому, излишне устанавливать волевое отношение к последствиям клеветы и на этом основании проводить различие между прямым и косвенным умыслом. Психическое отношение виновного к факту опозорения лица и другим последствиям клеветы не имеет правового значения, и не может оказать влияние на форму вины, квалификацию деяния.

Таким образом, виновный в клевете сознает, что он распространяет об одном из указанных в ст. 298 УК РФ лиц ложные, не соответствующие действительности сведения и желает, чтобы эти сведения стали достоянием любого другого лица. Мотив и цель не являются обязательными признаками субъективной стороны. Однако толкование закона позволяет сделать вывод, что побуждением к совершению этого преступления может быть стремление отомстить за правомерную деятельность по отправлению правосудия, либо воспрепятствовать такой деятельности. Целью данного преступления является унижение чести и достоинства, подрыв деловой репутации судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в процессе отправления правосудия.

Субъектом рассматриваемого преступления выступает физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности — 16 лет и как правильно замечают некоторые авторы, им может быть и участник процесса, например, свидетель.

Наиболее опасным видом данного преступления является клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 298 УК РФ). Определение понятий «тяжкое» или «особо тяжкое» преступление дается в ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ. Под обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления следует понимать приписывание указанным в законе лицам фактов совершения преступлений, которых они не совершали.

Рассматриваемое деяние имеет некоторое сходство с преступлением, предусмотренным ст. 306 УК РФ (ложный донос), хотя они имеют и существенные отличия. Близость рассматриваемых составов обусловлена совпадением сведений, составляющих клевету и ложный донос. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 298 УК РФ наиболее опасным видом преступления является клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Согласно ч. 2 ст. 306 УК РФ квалифицированный вид ложного доноса образует обвинение лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления либо искусственное создание доказательств обвинения.

Следует также отметить определенное сходство ложного доноса и клеветы по признакам субъективной стороны. Это выражается в признаке заведомости, то есть сознании виновным ложного характера оглашаемых им сведений.

В судебной практике сведения, составляющие клевету, нередко ошибочно квалифицируются как ложный донос. Недостаточно четко решается вопрос о признаках, отграничивающих клевету от ложного доноса, в юридической литературе. Так, одни авторы полагают, что цель клеветы является единственным критерием, отграничивающим ее от ложного доноса. Другие ученые усматривают различие этих преступлений в признаках объективной стороны: заведомо ложный донос выражается в сообщении сведений о совершении преступления и при этом лишь определенным лицам или органам, а клевета заключается в сообщении ложных и позорящих измышлений (не обязательно о совершении им преступления) любым лицам и учреждениям.

Представляется, что клевета отличается от ложного доноса по объективным и субъективным признакам. Прежде всего, в содержание клеветнических измышлений входит более широкий круг сведений, чем при ложном доносе. Наряду с сообщением о совершении лицом преступления, клевету составляют сведения об аморальных поступках и качествах индивида.

Другое различие заключается в том, что при ложном доносе сведения о преступлении всегда выступают как повод к возбуждению уголовного дела и сообщаются только судебно-следственным органам. Клевета, даже если она соединена с обвинением в совершении преступления, сообщается любым третьим лицам, в общественные и государственные организации. Следует отметить, что в юридической литературе этот вопрос является спорным. Отдельные авторы считают, что заведомо ложный донос имеет место в случае сообщения ложных сведений любому должностному лицу, любому государственному или общественному органу о совершении преступления.

На наш взгляд, ложный донос может быть сделан только в органы, имеющие право возбуждать уголовное дело. Обращение в иные органы (например, общественные организации, контролирующие органы и т. д.) не образует ложного доноса и подобные действия охватываются составом преступления, предусмотренным в ст. 298 УК РФ. Иное толкование чрезмерно расширит состав ложного доноса.

Клевета и ложный донос различаются также по содержанию субъективной стороны. Как правило, клеветнические действия совершаются с целью опозорить потерпевшего в глазах окружающих. Ложный донос, чаще всего, преследует цель привлечения заведомо невиновного лица к уголовной ответственности. На это обстоятельство обратил внимание Верховный Суд РФ, который по делу Т. указал, что ложный донос состоит в сообщении заведомо ложных сведений с целью добиться осуждения или привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного лица.

Исследования показывают, что при совершении ложного доноса преступник стремился к осуждению невиновного в 65,8% случаях, по остальным делам виновные преследовали иные цели, но путь к их достижению пролегал через уголовную ответственность потерпевшего.

Таким образом, ложный донос направляется органам, которые вправе возбуждать уголовные дела, и умысел лица направлен на привлечении потерпевшего к уголовной ответственности. Клеветнические же сведения распространяются виновным предельно широко среди граждан или направляются в иные учреждения и организации, с расчетом на максимально большой круг лиц с целью подорвать репутацию и опорочить честь и достоинство потерпевшего среди окружающих.

По мнению некоторых авторов, если виновный, заведомо зная о несоответствии сообщаемых сведений действительности, письменно или устно сообщает о совершении тяжкого или особо тяжкого преступления лицами, названными в ч. 1 и 2 ст. 298 УК, в правоохранительные органы, он должен нести уголовную ответственность по совокупности ч. 3 ст. 298 и ч. 2 ст. 306 УК РФ.

Клевета имеет сходство с заведомо ложным показанием. Различие этих преступлений, главным образом, следует проводить по признакам объекта и объективной стороны. Так, если клевета посягает на блага личности в сфере чести и достоинства, то ложное показание направлено против правосудия, интересы которого являются основным объектом посягательства. Заведомо ложное показание отличается от клеветы особенностями объективной стороны. Так, если клевету образуют ложные сведения, которые порочат, честь или подрывают деловую репутацию другого человека, то ложные показания образуют более широкий круг сведений. Свидетель, как известно, может быть допрошен относительно любых обстоятельств, подлежащих установлению по делу, сведений о личности обвиняемого, потерпевшего, о взаимоотношениях с ним. Клевета распространяется среди любых третьих лиц, а ложное показание сообщается органам дознания, следствия, суда. В отличие от клеветы, совершаемой активными действиями, ложное показание может быть исполнено бездействием, то есть, умолчанием о фактах и сведениях, по поводу которых лицо допрашивается.

Различие субъективной стороны этих преступлений заключается в том, что клевета чаще всего имеет цель опозорить потерпевшего. Ложные показания даются, в основном, с целью оправдания виновного или смягчения его ответственности. В отличие от клеветы субъектом ложного показания выступает более ограниченный круг физических и вменяемых лиц: свидетели, потерпевшие, эксперты, переводчики.

Клевета в отношении судьи, народного, присяжного или арбитражного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298 УК РФ) может быть (при наличии специальной цели) одной из форм вмешательства в деятельность лиц, осуществляющих правосудие или производство предварительного расследования, выделенной законодателем в самостоятельный состав преступления. Правила квалификации здесь таковы: если виновный, преследуя цель воспрепятствовать осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, ограничивается только клеветой в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, то дополнительной квалификации по ст. 294 УК РФ не требуется (учитывая, что ст. 294 УК выполняет функции общей нормы по отношению к ст. 298 УК РФ).

Кроме того, вопрос о разграничении ст. 294 и ст. 298 УК РФ может возникнуть и в том случае, когда виновный (с целью воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования) угрожает судье, прокурору, следователю или лицу, производящему дознание, распространением заведомо ложных, порочащих их честь и достоинство или подрывающих репутацию сведений. Такая угроза служит виновному способом незаконного воздействия на должностное лицо, в целях склонения его к выполнению какого-либо требования, относящегося к еще не разрешенному делу. Следовательно, в отличие от преступления, предусмотренного ст. 298 УК РФ, угроза распространения клеветы, как форма вмешательства в деятельность лиц, осуществляющих правосудие или производство предварительного расследования, возможна только в период расследования уголовного дела, принятия по нему решения или рассмотрения дела в суде.

С объективной стороны в названной форме вмешательства предусмотрено только создание угрозы распространения клеветы как способа оказания давления на потерпевшего. Если же виновный, не добившись выполнения своих требований, распространил заведомо ложные сведения о лице, осуществляющем правосудие или производство расследования, то его действия следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 294 и 298 УК РФ. Это объясняется тем, что виновный вначале избирает подобную угрозу как способ воздействия на должностное лицо с целью воспрепятствования осуществлению правосудия или производству предварительного расследования, а затем, не добившись желаемого результата, такую угрозу реализует. Таким образом, совершается два преступления: во-первых — воспрепятствование осуществлению правосудия или производству предварительного расследования, которое следует считать оконченным с момента высказывания угрозы (ст. 294 УК РФ); во-вторых, — клевета в связи с рассмотрением дел или материалов в суде или с производством предварительного расследования (ст. 298 УК РФ), которое следует считать оконченным с момента доведения подобных сведений хотя бы до одного постороннего лица.

Смотрите еще:

Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.