Ст1210 ч 1 коап рф

Ст 1210 ГК РФ. Выбор права сторонами договора

1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора.

4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

5. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 — 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом.

Ст1210 ч 1 коап рф

Судья Городецкого городского суда Нижегородской области Шевелилова С.Ю., рассмотрев жалобу Жаворонкова А.А. на постановление по делу об административном правонарушении от ***, вынесенное и.о. мирового судьи судебного участка №1 Городецкого района Нижегородской области по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.10 КоАП РФ, в отношении Жаворонкова А.А., * к административной ответственности не привлекался,

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка №1 Городецкого района от *** Жаворонков А.А. привлечен к административной ответственности по ч.1 ст.12.10 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством сроком на три месяца.

Жаворонков А.А. обратился с жалобой на указанное постановление, просит его отменить. Полагает, что постановление вынесено с нарушением норм права. Мировой судья не учел, что свидетели не подтвердили факт нарушения правил проезда железнодорожного переезда. Время совершения административного правонарушения указано ***. Электропоезд отправляется в ***. Запрещающий сигнал светофора загорается за три минуты до отправления. Следовательно, в указанное время светофор не мог указывать запрещающий красный сигнал. Кроме протокола об административном правонарушении доказательств виновности нет. Полагает, что событие и состав административного правонарушения не подтверждены. Все сомнения трактуются в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности. Следует прекратить производство по делу.

В ходе рассмотрения жалобы Жаворонков А.А. и его защитник доводы жалобы подтвердили, жалобу поддержали.

Инспектор ДПС ОГИБДД при РУВД по Городецкому району Ч.Д.В. полагает жалобу не подлежащей удовлетворению. Было пояснено, что дежурил с напарником. Событие правонарушения имело место, без достаточных оснований протоколы об административном правонарушении не составляются.

Свидетели Т.В.А. и Ж.В.В. пояснили, что находились в автомашине Жаворонкова А.А. в качестве пассажиров. Когда Жаворонков А.А. въехал на железнодорожный переезд, то запрещающий сигнал светофора не горел, загорелся в ходе движения через переезд. Автомашину инспекторов не было видно за кучей снега, они не могли видеть автомашину Жаворонкова А.А.

Исследован протокол об административном правонарушении, согласно которого *** на . Жаворонков А.А., управляя автомашиной марки * государственный регистрационный знак *, выехал на железнодорожный переезд при запрещающем сигнале светофора, чем нарушил п.15.3 Правил дорожного движения.

Исследованы другие материалы дела.

Статья 1.6 КоАП РФ предусматривает, что лицо не может быть подвергнуто административному наказанию по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленном законом.

Часть 1 ст. 12.10 КоАП РФ предусматривает административное наказание в виде административного штрафа в размере пятисот рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от трех до шести месяцев за пересечение железнодорожного пути вне железнодорожного переезда, выезд на железнодорожный переезд при закрытом или закрывающемся шлагбауме либо при запрещающем сигнале светофора или дежурного по переезду, а равно остановка или стоянка на железнодорожном переезде.

В соответствии с Указом Президента РФ от 15.06.1998 N 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения» и «Положением о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации» Государственная инспекция безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (Госавтоинспекция) осуществляет специальные контрольные, надзорные и разрешительные функции в области обеспечения безопасности дорожного движения.

Госавтоинспекция обеспечивает соблюдение юридическими лицами независимо от формы собственности и иными организациями, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, иностранными гражданами, лицами без гражданства (далее именуются — граждане) законодательства Российской Федерации, иных нормативных правовых актов, правил, стандартов и технических норм (далее именуются — нормативные правовые акты) по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения, проведение мероприятий по предупреждению дорожно-транспортных происшествий и снижению тяжести их последствий в целях охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов, а также интересов общества и государства.

Решения, требования и указания должностных лиц Госавтоинспекции по вопросам, относящимся к их компетенции, обязательны для юридических лиц независимо от формы собственности и иных организаций, должностных лиц и граждан.

Суд полагает, что протокол, составленный инспектором ДПС является доказательством, подтверждающим совершение административного правонарушения Жаворонковым А.А. Факт совершения административного правонарушения имел место и оснований для прекращения производства по делу не имеется.

В соответствии со ст.24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии события или состава административного правонарушения.

Суд полагает, что показания свидетелей направлены на то, чтобы Жаворонков А.А. избежал ответственности, поэтому относится к показаниям свидетелей критически. Для прекращения производства по делу оснований нет. Однако мировым судьей при вынесении постановления не учтено в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, семейное положение Жаворонкова А.А., наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, то обстоятельство, что Жаворонков не привлекался в течение года к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. Суд полагает возможным изменить наказание в сторону смягчения и назначить наказание в виде штрафа в размере 500 рублей в соответствии со ст. 30.7 КоАП РФ.

Руководствуясь ст.ст. 30.7-30.8 КоАП РФ

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка 1 Городецкого района от *** в отношении Жаворонкова А.А. изменить.

Признать Жаворонкова А.А. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.10 КоАП РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 500 рублей.

Жалобу Жаворонкова А.А. оставить без удовлетворения.

Решение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Статья 1210 ч 1

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1210 ГК РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в пункт 1 статьи 1210 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 1 ноября 2013 г.

1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в пункт 3 статьи 1210 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 1 ноября 2013 г.

3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора.

4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ пункт 5 статьи 1210 настоящего Кодекса изложен в новой редакции, вступающей в силу с 1 ноября 2013 г.

5. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ статья 1210 настоящего Кодекса дополнена пунктом 6, вступающим в силу с 1 ноября 2013 г.

6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 — 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом.

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора.

4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

5. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 — 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом.

Комментарий к статье 1210 Гражданского Кодекса РФ

1. В п. п. 1 — 4 использован термин «право», а не «законодательство» или «право страны». Это позволяет сторонам выбрать в качестве материального статута не только национальное законодательство, но и систему права, имеющую наднациональный характер, например право Европейского союза.

Нередко стороны ссылаются не на правовую систему какого-либо политического образования, а на lex mercatoria — транснациональное обычное торговое право, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 г., Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (Публикация Международной торговой палаты N 600, 2007 г. — UCP-600) и т.д.

К категории права для целей комментируемой нормы могут быть отнесены не вступившие в силу международные конвенции, их проекты, модальные законы, проекты национальных нормативных актов и т.п.

Следует отметить, что государственные суды по сей день неохотно воспринимают выбор негосударственных инструментов в качестве применимого права. Подходящим форумом для проверки эффективности подобных экспериментов в автономии воли сторон будет международный коммерческий арбитраж.

Между тем все чаще в решениях МКАС при ТПП РФ в качестве доказательства существующей международной практики делового оборота упоминаются положения Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА. Международная практика идет дальше и признает, что сами Принципы УНИДРУА приобретают характер международного торгового обычая, что позволяет применять его и тогда, когда в договоре сторон ссылка на этот документ отсутствует.

2. Выбор права следует отличать от пророгационной оговорки — соглашения о выборе форума для разрешения споров. Выбор суда сам по себе не означает выбора права страны суда, хотя в ряде случаев влияет на выбор коллизионных норм, которыми будет руководствоваться суд.

Указание сторон на право или систему права какого-либо государства по общему правилу должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. Допустим выбор материального права посредством ссылки на коллизионные нормы, с помощью которых должно устанавливаться применимое право, либо общие условия сделок соответствующего вида, содержащих унифицированные положения о применимом праве. Так, например, Унифицированные правила для гарантий по первому требованию (Публикация Международной торговой палаты N 458. Ст. 27) предписывают, что применимым к гарантии материальным правом является право, где расположен центр деловой активности гаранта или в случае непрямой гарантии — эмитента.

3. Условия о выборе применимого права, которые не позволяют определить действительную волю сторон, в судебно-арбитражной практике квалифицируются как отсутствие соглашения сторон о применимом праве. Дискуссионным остается вопрос о том, является ли волеизъявление, направленное на применение общих принципов права и (или) справедливости, достаточным для признания выбора права состоявшимся. Немало примеров, когда стороны в качестве материального права (lex contractus) указывают «общие принципы права», «общепризнанные нормы и правила международной торговли». Как правило, государственные суды относятся к таким соглашениям негативно. Их не признают в качестве соглашений о выборе права, которые исключают применение судом коллизионных норм.

4. Допустим также выбор права «по состоянию на. (дату договора, исполнения обязательства и т.д.)», т.е. стороны могут стабилизировать, «заморозить» применимое право; однако автономия воли сторон в таком случае ограничена принципами, изложенными в п. 2 ст. 422 ГК.

5. По выбранному праву следует квалифицировать и действия, направленные на изменение и прекращение обязательств, и события, влекущие такие последствия. Соглашение сторон о выборе права продолжает действовать и после прекращения контракта (отказа от него, расторжения), если сами стороны не установили иного.

Признание основного договора недействительным само по себе не влечет недействительности соглашения о выборе права. Это право может применяться, в частности, к установлению правовых последствий недействительности договора.

Вместе с тем общие положения о действительности (недействительности) применяются и к соглашениям о применимом праве.

6. Выбор сторон обязателен для суда, третейского суда, который разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора, в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке. По мнению ряда исследователей, для действительности этого соглашения не требуется обязательного соблюдения письменной формы — оно может быть заключено и в устной форме.

7. В государствах с множественностью правовых систем вопросы частного права могут относиться к ведению территориальных публично-правовых образований. Например, в оговорке о применимом праве корректно указывать «право Англии» или «штата Нью-Йорк», некорректно — «Великобритании» или «США». Более того, в странах общего права местные суды могут занимать различную позицию по частным вопросам правоприменения, следуя своим прецедентам. Поэтому корректной будет такая оговорка: «. регулируется правом Англии, как оно применяется Высоким судом Лондона». Если такой выбор не сделан, следует руководствоваться ст. 1188 ГК «Применение права страны с множественностью правовых систем».

8. Стороны могут осуществить выбор применимого права после возникновения соответствующего правоотношения (совершения сделки), и этот выбор действителен с момента заключения контракта. В силу п. 3 стороны могут не только осуществить выбор права в отсутствие такового, но и изменить ранее сделанный выбор. Аналогичные положения могут применяться к внедоговорным обязательствам.

9. В случае если в контракте в качестве применимого права указано «право Российской Федерации», к отношениям сторон применяются международные договоры Российской Федерации и субсидиарно — законодательство Российской Федерации (Постановление МКАС при ТПП РФ от 12 марта 2008 г. N 64/2007, решение МКАС при ТПП РФ от 17 декабря 2007 г. N 35/2007). Иное толкование возможно в случае ссылки на законодательство Российской Федерации — в правоприменительной практике такое положение нередко толкуется как намерение сторон подчинить сделку национальному правовому режиму, что исключает применение международных договоров как части правовой системы России (но ее законодательства!), в частности Венской конвенции 1980 г.

10. Выбор права сторонами обязательства имеет приоритет над общей нормой ст. 1206 ГК, которой следует руководствоваться при выборе права между лицами, не связанными обязательственными отношениями. По применимому праву разрешаются и вопросы права собственности и других вещных прав — их наличия, утраты, перехода между сторонами сделки. Однако возникновение или прекращение вещных прав в силу применения выбранного сторонами права не влияет на имущественные правопритязания третьих лиц. Например, продавец, сохраняющий в соответствии с выбранным сторонами правом право залога на товар до его оплаты, может утратить возможность ссылаться на него в отношении добросовестного приобретателя, основывающего свой титул на формах иной правовой системы («чистый», без обременений).

Под третьими лицами понимаются субъекты, не являющиеся сторонами по договору, которые тем не менее могут заявлять о своих правах на движимое имущество. Наиболее сложные вопросы возникают в случае коллизии между положениями договорного статута о сохранении права собственности за продавцом (retention of title) и правопритязаниями лица, к которому имущество перешло от покупателя, основанными на вещном статуте страны места нахождения вещи. На их решение направлена Конвенция о международных гарантиях (интересах) в отношении подвижного оборудования (известная также как Кейптаунская конвенция), принятая 16 ноября 2001 г. на Международной дипломатической конференции, организованной под эгидой Международной организации гражданской авиации (ICAO) и Международного института унификации частного права (UNIDROIT). Кейптаунскую конвенцию на данный момент ратифицировало (либо присоединилось к ней) 31 государство. В их числе США, Канада, Индия, Индонезия, Малайзия, Казахстан, Китай, Куба, Венесуэла. Европейский союз присоединился к Кейптаунской конвенции Директивой от 28 апреля 2009 г.

11. Частью сделки для целей п. 4 могут быть как отдельные составляющие комплексного контракта, сочетающего элементы различных договоров (см. п. 3 ст. 421 ГК), так и индивидуальное правоотношение в рамках сделки.

Если стороны выбрали подлежащее применению право лишь для отдельных частей сделки, а для других — нет, а также если применимая система права не включает регулирование по конкретным вопросам (такая ситуация не исключена при оговорке о выборе «общих принципов права» либо lex mercatoria), применимые к таким аспектам сделки нормы права должны выбираться по правилам ст. 1211 ГК.

12. Возможна ситуация, когда по выбранному сторонами статуту договор может быть признан недействительным, в то время как по праву, определенному в порядке ст. 1211 ГК, оснований для лишения его юридической силы нет либо эти основания и последствия их применения различаются. Если недействителен договор, то не имеет силы и выбор права (по аналогии с п. 1 ст. 1209 ГК), и, таким образом, в качестве договорного статута должен применяться правопорядок, на который указывает ст. 1211 ГК. Такой подход предложен в Базельской резолюции Института международного права (1992) (п. 3.3) — принцип in favor validatem.

13. Императивные нормы, упоминаемые в п. 5, — это не только сверхимперативные положения (ст. 1192 ГК), но и любые предписания закона, которые не могут быть изменены соглашением сторон. В силу п. 5 стороны сделки, в которой отсутствует иностранный элемент, не могут заключать соглашения о выборе права, направленные на обход императивных норм национального закона. В принципе это не исключает возможности избрания в качестве статута сделки права третьей («нейтральной») страны, однако принимать такое решение надо с должной осмотрительностью. Даже если имеющая иностранный элемент транзакция реально связана лишь с одной страной, договорный выбор права тем не менее возможен постольку, поскольку не вытесняет императивные нормы права.

14. Большинство положений ст. 1210 может быть распространено и на иные случаи, когда допустим выбор применимого права, в частности, когда речь идет о внедоговорных обязательствах, например так называемой преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo).

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора.

4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

5. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 — 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом.

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

Комментарий к статье 1210 ГК РФ

Комментируемая статья предусматривает возможность выбора сторонами договора права, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору, а также регламентирует реализацию данной возможности. Тем самым реализован такой принцип международного частного права, как принцип автономии воли (lex voluntatis). Ранее соответствующее регулирование сводилось к положению ч. 1 п. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства СССР, устанавливавшему, что права и обязанности сторон по внешнеэкономическим сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении сделки или в силу последующего соглашения. Такое правило следовало и из положения ч. 1 ст. 566 ГК РСФСР, в котором указывалось, что права и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяются по законам места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон.

В пункте 1 комментируемой статьи закреплено право сторон договора выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. При этом непосредственно указано, что такое соглашение может быть заключено как при заключении договора, так и в последующем. Последствия выбора сторонами подлежащего применению права, сделанного после заключения договора, регламентированы положениями п. 3 данной статьи. Возможность выбора сторонами договора применимого права продекларирована в положении § 1 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам (“Рим I”), в соответствии с которым договор регулируется правом, выбранным сторонами.

Положения п. 15 Обзора Президиума ВАС России практики рассмотрения дел с участием иностранных лиц содержат рекомендацию, согласно которой в качестве применимого стороны вправе избрать право государства той стороны, которая в будущем при возникновении спора выступит ответчиком (или истцом). При этом необходимо учитывать, что в соответствии с рекомендацией, изложенной в п. 12 данного Обзора, выбор сторонами суда того или иного государства в качестве компетентного рассматривать их спор сам по себе не означает выбора в качестве применимого к спорным правоотношениям материального права государства, в суде которого рассматривается спор.

Пункт 1 комментируемой статьи в прежней (первоначальной) редакции содержал также положение о том, что выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Это положение исключено Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в рамках реализации следующего предложения, обозначенного в п. 2.5 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: неоднозначное толкование вызывает положение п. 1 комментируемой статьи о применении выбранного сторонами договора права к возникновению и прекращению вещных прав на движимое имущество; неясно, допустимо ли подчинение названного вопроса праву, подлежащему применению к договору и в отсутствие соглашения сторон о выборе права (ст. 1211 комментируемой главы); в основе расхождений в толковании этой нормы лежит несовпадение точек зрения по поводу того, относится ли этот вопрос к вещному статуту или к договорному статуту, что, в свою очередь, влечет различия в коллизионном регулировании; с учетом преобладающих международных подходов, вероятно, целесообразно урегулировать названный вопрос в рамках коллизионных норм, посвященных вещным правам. Соответственно, тем же Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в новой редакции п. 3 ст. 1206 комментируемой главы закреплено положение, согласно которому стороны могут договориться о применении к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество права, подлежащего применению к их сделке, без ущерба для прав третьих лиц.

В пункте 2 комментируемой статьи установлено требование определенности соглашения сторон о выборе подлежащего применению права: такое соглашение должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела. Такое требование установлено в положении § 1 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам (“Рим I”), в соответствии с которым выбор сторонами договора права, которым регулируется договор, должен быть прямо выражен или определенно вытекать из положений договора либо из обстоятельств дела.

Согласно рекомендации, изложенной в п. 13 Обзора Президиума ВАС России практики рассмотрения дел с участием иностранных лиц, соглашение о применимом праве считается заключенным, если стороны спорного правоотношения при обосновании своих требований и возражений (например, в исковом заявлении и отзыве на него) ссылаются на одно и то же применимое право. В пункте 14 того же Обзора содержится рекомендация о том, что в соглашении о применимом праве стороны правоотношения вправе использовать любые термины и формулировки, указывающие на выбор ими права того или иного государства.

Пункт 3 комментируемой статьи определяет последствия выбора сторонами подлежащего применению права, сделанного после заключения договора: такой выбор имеет обратную силу и считается действительным с момента заключения договора, но при условии отсутствия ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме.

Положение о том, что при осуществлении такого выбора не должен наступить ущерб для действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, включено в данный пункт Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ. Тем самым содержавшееся в рассматриваемом пункте регулирование приближено к тому, которое закреплено в следующих положениях § 2 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам (“Рим I”): стороны в любое время могут прийти к соглашению о том, что договор будет регулироваться иным правом, чем то, которое регулировало его ранее согласно предшествующему выбору, сделанному в соответствии с данной статьей, или согласно другим положениям названного Регламента; любое изменение в определении подлежащего применению права, которое происходит после заключения договора, не затрагивает формальную действительность договора в значении ст. 11 “Формальная действительность” названного Регламента и не наносит ущерба правам третьих лиц.

В пункте 4 комментируемой статьи предусмотрено, что стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей. Такое же положение закреплено в § 1 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам (“Рим I”): посредством выбора сторонами права, которым регулируется договор, стороны могут указать подлежащее применению право для своего договора в целом или только для отдельной его части.

Пункт 5 комментируемой статьи на случай, когда в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, устанавливает, что выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства. Данный пункт изложен Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ полностью в новой редакции. В прежней (первоначальной) редакции пункта говорилось не о связанности с соответствующей страной всех касающихся существа отношений сторон обстоятельств, а о реальной связанности договора с соответствующей страной. Кроме того, указывалось, что рассматриваемое правило применяется в случае, когда такая связанность следует из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права. О понятии императивных норм см. коммент. к ст. 1192 Кодекса.

Содержащееся в п. 5 комментируемой статьи регулирование соответствует положению § 3 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам (“Рим I”), которым установлено следующее: в случае если на момент данного выбора все остальные элементы ситуации находились в другой стране, чем та, чье право выбрано, то выбор сторон не должен наносить ущерба применению положений права этой другой страны, от которых не разрешается отступать посредством соглашения. В параграфе 4 указанной статьи 3 названного Регламента также содержится подобная норма, касающаяся императивных норм Европейского сообщества: в случае если на момент данного выбора все остальные элементы ситуации находились в одном или нескольких государствах-членах, то выбор сторонами иного подлежащего применению права, чем право государства-члена, не должен наносить ущерба применению положений права Европейского сообщества (когда уместно, трансформированных в законодательство государства – члена суда), от которых не разрешается отступать посредством соглашения.

В пункте 6 комментируемой статьи предусмотрена возможность применения положений п. 1 – 3 и 5 данной статьи к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре. При этом непосредственно указано, что такая возможность реализуется при соблюдении двух допущений: если иное не вытекает из закона или существа отношений; выбор права, подлежащего применению к таким отношениям, допускается законом. Исходя из п. 2 ст. 3 части первой ГК РФ, под законом при этом подразумеваются данный Кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы, регулирующие отношения, указанные в п. 1 и 2 ст. 2 данного Кодекса.

Пункт 6 комментируемой статьи введен Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, авторами проекта которого излагалось предложение урегулировать вопрос о соотношении правил о выборе права сторонами отношений, не основанных на договоре, с нормами, регулирующими выбор права сторонами договора, что призвано обеспечить единообразие в подходах к выбору права сторонами соответствующих отношений при одновременном учете существующих различий. Нововведение учитывает следующие предложения, обозначенные в п. 2.13 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: пункт 3 ст. 1219 комментируемой главы о допустимости выбора применимого права сторонами обязательства вследствие причинения вреда нуждается в пересмотре в направлении расширения автономии воли сторон; желательно предусмотреть возможность выбора сторонами права любой страны, а не только права страны суда; целесообразно также включить положение о том, что стороны, осуществляющие предпринимательскую деятельность, могут выбрать право, применимое к обязательствам вследствие причинения вреда, путем заключения соглашения до момента совершения действия или наступления иного обстоятельства, послужившего основанием для требования о возмещении вреда; при этом необходимо исходить из того, что выбор права не должен затрагивать права третьих лиц; в связи с этим надо решить вопрос о соотношении указанных положений с нормами, регулирующими выбор права сторонами договора: ряд пунктов комментируемой статьи может быть распространен и на иные случаи, когда допустим выбор применимого права, в частности, когда речь идет об обязательствах вследствие причинения вреда.

Статья 1210 ГК РФ. Выбор права сторонами договора (действующая редакция)

1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора.

4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

5. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 — 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом.

Комментарий к ст. 1210 ГК РФ

1. Положения комментируемой статьи закрепляют и одновременно конкретизируют один из основных принципов современного международного частного права, а именно принцип «автономии воли сторон». Данный принцип вытекает из одного из фундаментальных начал гражданского права — принципа свободы договора.

Автономия воли сторон при выборе права, подлежащего применению к договору, в котором присутствует иностранный элемент, предусматривалась и в ранее действовавшем российском законодательстве. Вместе с тем по сравнению с предельно лаконичной формулировкой, действовавшей ранее, нормы о выборе права сторонами договора, вошедшие в новый ГК, значительно расширены и более подробно регламентируют отношения, которые широко распространены на практике, особенно в области внешнеэкономического оборота. Новое регулирование затрагивает также некоторые аспекты данной проблемы, которые ранее в законе не регулировались.

2. Для уяснения сферы действия правовых последствий применения ст. 1210 большое значение имеет в первую очередь ст. 1215 ГК, которая устанавливает, какие аспекты договорных отношений охватываются правом, избранным сторонами в качестве применимого к заключенному между ними договору (см. комментарий к ст. 1215). Это особенно важно, когда возникает необходимость выяснить права и обязанности сторон, если под вопросом стоит само существование договорных отношений, регулируемых избранным сторонами правом, например, в связи с прекращением договора или когда он оспаривается одной из сторон.

3. Договор является одним из распространенных способов возникновения права собственности и иных вещных прав. Кроме того, гражданско-правовой оборот, предметом которого являются движимые вещи (прежде всего товары), носит преимущественно неформальный характер. В силу названных обстоятельств вполне вероятно возникновение конфликта между имущественными правами разных лиц на одни и те же вещи. Именно поэтому законодатель счел необходимым специально урегулировать коллизионные вопросы, которые могут возникнуть в данной ситуации.

Смысл правила, сформулированного во втором предложении п. 1 комментируемой статьи, заключается в том, что возникновение или прекращение вещных прав в силу применения выбранного сторонами права не влияет на имущественные права, которые могут принадлежать третьим лицам. Например, покупатель, который в соответствии с нормами выбранного сторонами права становится собственником товара, приобретаемого им по договору купли-продажи, может оказаться в ситуации, когда к нему предъявят требования третьи лица. В соответствии с п. 1 ст. 1210 эти требования могут быть основаны на нормах иного права (т.е. не того, которое выбрано сторонами).

4. В соответствии с п. 2 ст. 1210 соглашение сторон о применимом праве выражается либо прямо, либо вытекает из условий договора или сопутствующих обстоятельств. Если первый вариант уже был знаком отечественному праву и договорной практике, то указание о подразумеваемом или, иными словами, косвенном соглашении является новеллой для российского законодательства.

Установить наличие соглашения о применимом праве, когда это прямо выражено, как правило, для суда не трудно. Такое соглашение чаще всего входит в состав договора, например внешнеторгового контракта. Широко распространена практика включения соглашения о выборе применимого материального права в условие о порядке рассмотрения споров, возникающих из данного договора, например в арбитражную оговорку. Коммерческая практика дает немало и иных примеров непосредственного согласования сторонами подлежащего применению права.

5. При отсутствии прямой записи о применимом праве суду необходимо выяснить, не была ли воля сторон на подчинение их договора определенному праву выражена косвенно, т.е. через содержание иных условий договора. Например, несомненный интерес с этой точки зрения могут представлять такие обстоятельства, как использование при формулировании прав и обязанностей сторон выражений и терминов, свойственных определенной национальной системе права.

Одним из факторов, которые могут дать серьезные основания для вывода о подразумеваемом сторонами выборе материального права, служит выбор места или способа разрешения споров и разногласий, вытекающих из договора. Место рассмотрения споров при согласовании сторонами арбитражного (третейского) порядка их разбирательства, как правило, не считается непременно указывающим на желание сторон применять право, действующее в этом месте, поскольку выбор определенного места рассмотрения споров может быть связан с иными соображениями. Другое дело, когда стороны прямо согласовали для разрешения споров юрисдикцию государственного суда; вполне разумно предположить, что они при этом имели в виду то право, которое такой суд применяет в своей обычной практике.

Отдельные соглашения о применимом праве встречаются в договорной практике не часто, хотя и могут иметь место в определенных случаях. Представляется, что в такой ситуации общие правила о порядке заключения договора, которые сформулированы в ГК, могут быть применимы и к соглашению о выборе права, если только они будут совместимы с сутью и характером соглашения о выборе права.

Таким образом, отсутствие прямого указания сторон на подлежащее применению право не ведет к автоматическому применению судом соответствующих коллизионных норм. Только установив, что стороны ни прямо, ни косвенно не согласовали применимое право, суд вправе определить подлежащее применению право на основе коллизионных норм, в частности, предусмотренных в ст. 1211 ГК (см. комментарий к этой статье). Следует обратить внимание на то, что в случае если у суда остаются сомнения в том, имеется или нет косвенное согласование применимого права, законодатель дает ему возможность решить это сомнение в пользу отсутствия соглашения. Такой вывод можно сделать из того, что закон подчеркивает, что соглашение о применимом праве должно определенно вытекать из условий договора или совокупности обстоятельств.

6. Отсутствие в российском законодательстве специального правила относительно формы соглашения о применимом праве дает основание заключить, что в этом случае могут применяться общие требования о форме гражданско-правовых сделок, поскольку их применение не будет находиться в противоречии с особым характером и целью такого соглашения.

В тех случаях, когда договор, составной частью которого является соглашение о выборе права, признан недействительным в связи с нарушением прямо предусмотренной законом формы для данного вида договоров (например, внешнеторговых сделок), это обстоятельство само по себе не предопределяет также юридическую «судьбу» соглашения о применимом праве. Иными словами, признание недействительности основного договора не влечет автоматического признания недействительным соглашения о выборе права, являвшегося составной частью этого договора. Таким образом, это право может применяться, в частности, к установлению правовых последствий недействительности договора.

Следует также иметь в виду, что соглашения о применимом праве регулируются общими положениями о действительности гражданско-правовых сделок.

7. В законе отсутствуют требования относительно того, насколько определенно должна быть сделана в договоре ссылка на применимое право. Это дает основание утверждать, что стороны могут сослаться в своем соглашении как на применение конкретной национальной системы права в целом, так и на отдельные законы или иные нормативные акты избранной системы права. В том случае, когда стороны использовали ссылку на право страны с множественностью систем права, суд должен руководствоваться ст. 1188 ГК (см. комментарий к этой статье).

8. В ст. 1210 не указано прямо, что стороны должны выбрать — в качестве подлежащего применению — право определенного государства. В последние десятилетия в международных коммерческих договорах стали появляться и ссылки на правовые системы, имеющие наднациональный характер, например право Европейского союза. Представляется, что ссылка в соглашении о применимом праве на такие нормы или иные положения, источником которых являются межгосударственные документы, устанавливающие материально-правовое регулирование гражданско-правовых отношений, должна удовлетворять требованиям диспозиции комментируемой статьи.

9. Проблематичным с позиций правил ст. 1210 представляется признание в качестве полноценного выбора права ссылки на нормативные правила, которые не отвечают традиционно сложившемуся понятию «право». В данном случае речь идет о правилах, которые по своей форме, содержанию и назначению сформулированы как нормы права, но лишены свойства принудительности исполнения, поскольку исходят из источника, не обладающего суверенными полномочиями.

Данная проблема носит не только теоретический характер: в последнее время международная коммерческая практика дает немало примеров, когда стороны в качестве права договора (lex contractus) указывают «общие принципы права», «общепризнанные нормы и правила международной торговли».

Идея отказа от подчинения договора нормам национального права выражается и посредством использования в договоре ссылки на применение lex mercatoria. Иногда такие оговорки в доктрине и практике называют соглашением о «негативном выборе права». Этим подчеркивается, что стороны выражают таким способом намерение изъять свои договорные отношения из-под действия любых норм права, принятых каким-либо государством, поскольку содержание подобных норм, как правило, ориентировано на регламентацию отношений внутри страны и они не принимают во внимание особенности международных коммерческих сделок.

Как правило, государственные суды относятся к таким соглашениям негативно. Их не признают в качестве соглашений о выборе права, которые исключают применение судом коллизионных норм. Вместе с тем в международной арбитражной практике такие соглашения встречают более благосклонно, поскольку международный арбитражный суд не связан нормами lex fori. Именно поэтому в Типовом законе ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже в нормах, где регулируется применение материального права, вместо термина «право» используется термин «нормы права». Тот же текст содержится и в российском Законе о международном коммерческом арбитраже.

Таким образом, для международного коммерческого арбитража открывается возможность придавать, например, ссылкам на Принципы международных коммерческих контрактов Международного института унификации частного права (УНИДРУА) юридическую силу выбора сторонами подлежащего применению права. Этим объясняется и то, что в соответствии со ст. 1186 ГК вопросы определения международным коммерческим арбитражем применимого права регулируются в первую очередь российским законом о международном коммерческом арбитраже (см. комментарий к ст. 1186).

В том случае, когда суд будет сталкиваться с проблемой правовой квалификации соглашения сторон, в котором сделана ссылка на применение «общих принципов права» или чего-либо подобного, то, скорее всего, судом это будет истолковано как отсутствие выбора подлежащего применению права и им будет применена соответствующая коллизионная норма. Если же стороны договора тем не менее предпочтут сослаться на известный неформальный свод норм права или иной документ, не обладающий обязательной силой, то суд как минимум должен будет применять нормы такого документа в качестве согласованных сторонами условий договора.

10. Пункт 4 ст. 1210 касается содержания договоренности сторон о применимом праве. Речь идет о возможности для сторон условиться не только о том, что заключенный ими договор будет подчинен нормам права какого-либо одного государства. Если стороны сочтут целесообразным, они могут согласовать применение к отдельным частям своего договора права разных государств.

Такая ситуация представляется вполне оправданной, когда договор содержит элементы нескольких договорных типов, которые более эффективно могут регулироваться нормами различных правовых систем. Однако если выяснится, что нормы права различных государств невозможно сочетать в отношении одного договора, суд должен признать такой выбор права неосуществимым. В этой ситуации он может применить то право, которое регулирует основную часть договорных обязательств, а если это установить не удастся, то у суда не останется другого выхода, как применить соответствующую коллизионную норму.

11. Соглашение о применимом праве может быть заключено не только одновременно с основным договором, но и на более позднем этапе. Соглашение о применимом праве может быть достигнуто и после того, как у сторон возникли разногласия в процессе исполнения договора и они уже обратились за разрешением своего спора в суд. Соглашение считается заключенным путем конклюдентных действий, когда, например, одна сторона в обоснование своих требований ссылается на определенную правовую систему, а другая сторона основывается на применении норм, относящихся к той же системе права, в своих возражениях.

Если соглашение о применимом праве заключено на более позднем этапе, оно распространяется и на права и обязанности сторон, возникшие до этого момента. Однако такая обратная сила не затрагивает прав, которые возникли у третьих лиц в связи с данным договором до того, как было заключено это соглашение.

12. Нормы ст. 1210 регулируют соглашение о праве, подлежащем применению к договорам, которые осложнены иностранным элементом (см. комментарий к ст. 1186). Пункт 5 ст. 1210 имеет дело с некоторыми нюансами, которые должны учитываться в данной ситуации.

Для признания того, что соглашение о выборе права подпадает под действие комментируемой статьи со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями, представляется весьма важным установить наличие в договоре, к которому принадлежит это соглашение, иностранного элемента. Это особенно актуально, когда сторонами движет исключительно желание избежать действия императивных норм той единственной правовой системы, с которой реально связан их договор. Или, иными словами, когда какой-либо заслуживающий внимания и имеющий правовое значение фактор, связывающий данное договорное отношение с каким-либо иным правом, кроме этой правовой системы, практически отсутствует.

К такому выводу суд должен прийти в результате оценки всех значимых обстоятельств, которые существовали в момент заключения соглашения о применимом к договору праве. Например, чтобы избежать применения к договору императивных норм права страны, где находятся предприятия обоих контрагентов, участвующие в исполнении данного договора, в его тексте указывается, что местом заключения договора будет считаться место, находящееся в другом государстве, и к договору будет применяться право третьего государства. В таком случае суд наиболее вероятно придет к выводу, что данный договор реально связан только с одним государством, а именно с тем, где исполняется договор и где находятся предприятия сторон. К тому же в этом государстве действуют нормы, которые обязательны для сторон данного договора. В таких условиях вполне логичным будет вывод суда о том, что предпосылка для привязки к праву другого государства создана искусственно, чтобы исключить применение императивных норм. Суд в данной ситуации должен будет применить эти нормы, несмотря на соглашение сторон о выборе права, которое исключало бы их действие.

Вместе с тем представляется, что, если включение в договор соглашения о выборе права не будет затрагивать действия императивных норм права той единственной страны, с которой договор реально связан, суд должен будет все-таки применить избранное сторонами иностранное право.

13. Среди многочисленных коллизионных норм, содержащихся в разделе VI ГК, отсутствует норма, которая определяла бы право, применимое к самому соглашению о выборе права. Хотя в отечественной доктрине этому вопросу было уделено определенное внимание, каких-либо судебных или арбитражных решений, где бы он ни возникал в практическом аспекте, нет. Однако это не лишает данную проблему перспективы, если иметь в виду рост актуальности вопросов применения норм международного частного права в отечественной судебной и арбитражной практике. С этих позиций следует также учитывать, что, как было отмечено в зарубежной юридической литературе, точка зрения о том, что при решении этого вопроса должно приниматься во внимание право, избранное сторонами для регулирования основного договора, находит растущее признание.

14. Закон не дает ответа на вопрос, как быть в ситуации, когда применение права, согласованного сторонами, приводит к признанию основного договора недействительным. В доктрине и зарубежных правовых системах имеются различные варианты решения данной проблемы, включая и диаметрально противоположные. В российской доктрине, в частности, высказывается заслуживающее поддержки мнение, что договор не может быть признан недействительным по выбранному сторонами праву, если по праву, применимому при отсутствии такого выбора, договор считается действительным.

Смотрите еще:

  • Если не платить алименты пол года что будет За каждый день просрочки по уплате алиментов можно будет требовать неустойку Около 600 тыс. детей, которые живут в неполных семьях, сейчас не получают алименты Власти всерьез решили […]
  • Открытия ип в астана Регистрация ИП Индивидуальные предприниматели — физические лица, зарегистрированные в установленном законом порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования […]
  • Как написать сопроводительное письмо в налоговую образец Сопроводительное письмо в налоговую Сопроводительное письмо в налоговую - это пояснительная записка к уточненной декларации по НДС, а также другим документам, отправленным в налоговую […]
  • Возвращение иска гпк рф Статья 135. Возвращение искового заявления Статья 135. Возвращение искового заявления См. комментарии к статье 135 ГПК РФ 1. Судья возвращает исковое заявление в случае, если: 1) истцом не […]
  • Отказ свидетеля от дачи показаний упк Вы - свидетель: права и обязанности Кто такой свидетель и его права Свидетелем согласно ст. 60 УПК является лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны […]
  • Регистрация авто без номеров После покупки автомобиля сколько можно ездить без номеров? Сколько дней даётся для регистрации После того, как эйфория от долгожданной покупки прошла, и запах новенького салона перестал […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.