Объяснения явка с повинной

Статья 142 УПК РФ. Явка с повинной

1. Заявление о явке с повинной — добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

2. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном частью третьей статьи 141 настоящего Кодекса.

Комментарии к ст. 142 УПК РФ

1. Настоящая статья посвящена уголовно-процессуальному институту — явке с повинной. Между тем правоведы иногда не видят разницы между уголовно-процессуальной и уголовно-правовой явкой с повинной . Именно поэтому в уголовных делах можно встретить документы, именуемые протоколом (заявлением) явки с повинной, хотя из материалов дела видно, что поводом к возбуждению данного конкретного уголовного дела служила не явка с повинной, а совершенно иной источник информации о преступлении.

См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 178; и др.

2. С точки зрения уголовного права явка с повинной — это обстоятельство, смягчающее наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК), условие освобождения от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 75, ч. 3 ст. 78 УК) или от отбывания наказания (ч. 2 ст. 83 УК). С позиций уголовно-процессуального права — повод для возбуждения уголовного дела (п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК). И хотя у этих двух понятий много общего, у них есть и существенные различия. Уголовно-правовое явление, именуемое явкой с повинной, может возникнуть в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности. Повод для возбуждения уголовного дела появляется с началом уголовного процесса. Если в ходе предварительного расследования поступает заявление о явке с повинной как повод для возбуждения уголовного дела, это значит, появились сведения о новом преступлении, значит, начинается новый уголовный процесс.

3. Характеризуя явку с повинной как уголовно-правовое понятие, Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» указывает: «Сообщение о преступлении, сделанное лицом после его задержания по подозрению в совершении преступления, не исключает признания этого сообщения в качестве смягчающего наказание обстоятельства» . Бесспорно, что та явка с повинной, о которой идет речь в данном Постановлении, никак не может быть признана поводом для возбуждения того уголовного дела, в ходе расследования которого она имела место.

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 4.

4. В настоящем комментарии будет подвергнуто разъяснению содержание явки с повинной лишь как уголовно-процессуальному институту. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК явка с повинной признается поводом для возбуждения уголовного дела. Так как любой повод для возбуждения уголовного дела, исходя из содержания статей 140, 144 и некоторых других статей УПК, одновременно является поводом для начала уголовного процесса, таковым должна быть и явка с повинной.

5. Но не все ученые согласны с этим утверждением. В литературе встречаются рассуждения, из которых следует вывод, что не заявление о явке с повинной — повод для начала уголовного процесса, а «сообщение о преступлении, содержащееся в. явке с повинной» . Высказывая такое суждение, автор ставит знак равенства как минимум между формой определенного рода юридического факта и содержанием другого юридического факта, то есть между поводом для возбуждения уголовного дела и основанием для начала уголовного процесса. Что не должно получать поддержку.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 263; и др.

Аналогичные суждения Шевчук А.Н. высказывает и в отношении других поводов. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 263; и др.

6. Таким образом, заявление о явке с повинной (явка с повинной) (а не содержащаяся в нем информация) должно признаваться поводом для возбуждения уголовного дела, а также поводом для начала уголовного процесса.

7. Явка с повинной признается поводом к началу уголовного процесса, а это значит, что названное заявление должно быть первым источником, из которого компетентный возбуждать уголовные дела орган узнал о данном конкретном преступлении.

8. Не может быть явки с повинной после начала предварительной проверки заявления (сообщения) об этом же преступлении и тем более на стадии предварительного расследования данного конкретного преступления.

9. От уголовно-процессуального понятия «явка с повинной» следует отличать чистосердечное раскаяние, а также показания, сделанные подозреваемым на допросах после его задержания в порядке ст. 92 УПК, в которых он признал свою вину. Оформление протоколом явки с повинной показаний, данных лицом после предъявления изобличающих его доказательств, является нарушением уголовно-процессуального закона.

10. Аналогичную позицию занимают и другие авторы . Между тем в некоторых комментариях к ст. 142 УПК высказано и противоположное мнение. Не разграничивая уголовно-правовое и уголовно-процессуальное понятия явки с повинной, Б.Т. Безлепкин, к примеру, пишет, что «явкой с повинной можно считать. заявление гражданина, которое касается. преступления известного, но не раскрытого, когда лицо, его совершившее, не установлено следственным путем. » . В такой ситуации уголовный процесс по данному конкретному делу уже начат, а может и возбуждено уголовное дело. Это значит, что повод к началу уголовного процесса и, соответственно, повод для возбуждения уголовного дела уже имелся. Если и назвать такое обращение к следователю (дознавателю и др.) явкой с повинной, то все равно оно не будет поводом для возбуждения данного конкретного уголовного дела, а значит, не будет тем правовым явлением, о котором идет речь в п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК и которое урегулировано коммент. ст.

См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 319; и др.

См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 178.

11. С повинной может явиться лишь физическое лицо. Даже если явившийся с повинной является должностным лицом и заявляет о совершении им должностного преступления, в уголовном процессе он выступает как физическое лицо, а не как должностное лицо и не как представитель юридического лица. Явка с повинной не может исходить от законного представителя или представителя (близкого родственника) лица, совершившего преступление. Сообщение указанных лиц должно расцениваться как предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 140, ст. 141 УПК заявление о преступлении.

12. В ч. 1 коммент. ст. прямо указано на то, что заявление о явке с повинной является добровольным сообщением. Несмотря на это, а также на соответствующие указания Верховного Суда РФ , В.Н. Григорьев предпринял попытку обосновать противоположную закону позицию. Он пишет, что «неточно ограничивать случаи явки с повинной лишь добровольными, никем не инициированными заявлениями» . О чем ведет речь автор, понятно. В научном плане его позиция не только имеет право на существование, но и представляется в определенной степени интересной. Ее развитие могло бы привести к формулированию предложений по совершенствованию использованных в ч. 1 коммент. ст. формулировок. Но такие суждения не содержат разъяснений действующей нормы права. Они уместны в диссертациях и монографиях, а не в комментариях закона, рассчитанных на недостаточно подготовленного читателя.

См., к примеру: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» // Комментарий к постановлениям Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам / Сост. и автор комментария А.П. Рыжаков. М.: Норма, Инфра-М, 2001. С. 65.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 318.

13. Явиться с повинной гражданин должен лично. Так считает большинство ученых . Но в литературе высказано и иное мнение. Т.Н. Москалькова, к примеру, пишет, что заявление о явке с повинной может быть представлено и через близких лица, явившегося с повинной, через его знакомых, адвоката и т.д. . В.Н. Григорьев данное положение разъясняет несколько иначе. Он пишет, что «ситуация явки с повинной будет возникать во всех случаях обращения лица в правоохранительные органы с заявлением о совершенном им преступлении, когда такое заявление сопровождается одновременной передачей этим лицом себя в руки правосудия, независимо от формы заявления или факта личной явки в какое-то определенное место или помещение».

См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: ТК «Велби», 2002. С. 209.

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 294.

14. Нами же личное обращение гражданина с заявлением о явке с повинной кажется более соответствующим букве уголовно-процессуального закона. Во-первых, сам термин «явка» предполагает, что лицо приходит (является) в орган. Явиться к следователю (дознавателю и др.), не придя к нему, думается, невозможно. Уже одно это обстоятельство, то, что законодатель для определения данного повода к возбуждению уголовного дела выбрал наименование «явка с повинной», указывает на то, что лицо, совершившее (совершающее и т.п.) преступление, должно лично прийти (явиться) в компетентный возбуждать уголовные дела орган.

15. Во-вторых, исходя из содержания ч. 3 ст. 141 УПК, на которую есть ссылка в ч. 2 коммент. ст., лицо, принимающее явку с повинной, должно установить личность явившегося. Об этом обстоятельстве упоминает и Т.Н. Москалькова . Личность же заявителя может быть установлена при наличии (при явке) самого заявителя, а не его знакомого, адвоката и т.п.

См.: Там же. С. 294.

16. Заявление о явке с повинной не может быть сделано по телефону или путем использования иных средствах связи. Чтобы явка с повинной имела место, лицо должно непосредственно (воочию) обратиться к следователю (дознавателю и др.) с письменным или устным заявлением о явке с повинной.

17. В некоторых комментариях к ст. 142 УПК круг лиц, к которым может быть адресована явка с повинной, неоправданно заужен. Так, Л.Н. Масленикова считает, что явка с повинной — это обращение лишь к «следователю (дознавателю), прокурору» . При определенных условиях возбудить уголовное дело, а значит, и принять заявление о явке с повинной, могут также руководитель следственной группы (ст. 163 УПК) и начальник подразделения дознания (ч. 2 ст. 40.1 УПК), руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК), руководитель следственного органа (ч. 2 ст. 39 УПК).

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 299.

18. Руководитель следственной группы (группы дознавателей) наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. ст. 153 — 155 УПК. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела. Спорным остается вопрос о возможности явки с повинной не к руководителю, а к члену следственной группы (группы дознавателей). И хотя нам представляется такое возможным, четкой правовой основы данное суждение пока не имеет. Это говорит о том, что во всех случаях, когда лицо обращается с заявлением о явке с повинной к члену следственной группы (группы дознавателей), последнему рекомендуется принять меры к тому, чтобы о данном факте стало известно руководителю следственной группы (группы дознавателей) и чтобы принятие заявления о явке с повинной было осуществлено с участием последнего.

19. Не может быть явки с повинной к мировому судье, а тем более в суд, даже по делам частного обвинения. Однако не все в полной мере согласны с этим утверждением. В одном из комментариев к ст. 142 УПК высказано и отличающееся от нашего мнение. Не называя среди адресатов явки с повинной мирового судью (суд), В.Н. Григорьев все же пишет, что явкой с повинной будет признаваться и заявление о преступлении (в смысле заявления о явке с повинной), относящееся к делам частного обвинения . Его не останавливает и тот факт, что тремя страницами выше он высказывал совершенно иное мнение. Он говорил, что дела частного обвинения «возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего» .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 317 — 318.

См.: Там же. С. 314.

20. Между тем оба эти воззрения не соответствуют закону. И вот в связи с чем. В ст. ст. 20 и 318 УПК приведен исчерпывающий перечень поводов к началу уголовного процесса по делам частного обвинения. Согласно содержащимся в них нормам права дела частного обвинения возбуждаются не только по заявлению потерпевшего, но и по заявлению законного представителя потерпевшего, а в случае смерти потерпевшего — по заявлению близкого родственника потерпевшего. В исключительных случаях, когда преступление, относящееся к делам частного обвинения, совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовное дело возбуждается руководителем следственного органа, следователем или дознавателем с согласия прокурора.

21. Именно поэтому возбуждение уголовного дела частного обвинения, а также возникновение уголовно-процессуальных правоотношений в связи с поступлением в компетентный орган явки с повинной по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК, невозможно (как минимум УПК не предусмотрено).

22. Применительно к рассматриваемому и закрепленному в коммент. ст. уголовно-процессуальному институту явка с повинной — самое широкое понятие. Оно включает всю связанную с данным поводом деятельность лица, обращающегося в компетентный возбуждать уголовное дело орган, с заявлением о явке с повинной. В него входит не только собственно обращение, но и иные активные правовые формы, способствующие как минимум установлению лица, совершившего преступление (представление доказательств, дача изобличающих показаний, способствование выявлению и собиранию иных доказательств, изобличение иных участников совершения преступления и т.п.).

23. О том, что явка с повинной — это комплекс действий, пишет и В.Н. Григорьев. Однако трудно согласиться с тем, что он включает в ее содержание. К содержанию «деятельности при явке с повинной» он относит «совершение лицом преступления» . Думается, что совершение лицом преступления не может быть содержанием деятельности, именуемой явкой с повинной, ни в уголовно-правовом, а ни тем более в уголовно-процессуальном смысле этого слова. Если совершение преступления является элементом явки с повинной, то приобретение автомобиля лицом, пострадавшим в связи с угоном у него данного транспортного средства, последовательно признавать частью заявления о преступлении, а рождение (появление на свет) человека включать в содержание заявления пострадавшего о покушении на убийство и т.п. Наверное, высказанная В.Н. Григорьевым позиция как минимум является спорной, а это значит, что она ничем не может помочь тому правоприменителю, для которого и готовятся комментарии кодекса.

См.: Там же. С. 317.

24. В отличие от явки с повинной заявление о явке с повинной — это единовременное действие, добровольное личное обращение к следователю (дознавателю и др.) физического лица с письменным или устным заявлением о совершенном, совершаемом или готовящемся им преступлении, из которого указанный орган впервые узнает об этом преступлении. Заявление может быть и о покушении на совершение преступления, основные результаты которого еще не наступили.

25. Именно заявление о явке с повинной, все равно письменное оно было или устное, а не явка с повинной как деятельность может выступать поводом для возбуждения уголовного дела.

26. В случае поступления в компетентный орган устного заявления о явке с повинной устанавливается личность явившегося и составляется протокол явки с повинной. Личность явившегося с повинной (фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, место жительства, работы или учебы) устанавливается и в случае его обращения с письменным заявлением.

27. Протокол же явки с повинной составляется и тогда, когда устное заявление о явке с повинной сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства.

28. Комментируя ст. 142 УПК, некоторые ученые утверждают о необходимости «составления протокола о явке с повинной» и в случае обращения лица с письменным заявлением о явке с повинной . Между тем закон не требует делать этого. Часть 2 коммент. ст. построена так, что приводит к однозначному выводу. На следователя (дознавателя и др.) возложена обязанность занесения в протокол явки с повинной только устного заявления.

Наверное, профессор Б.Т. Безлепкин (см.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 178) речь ведет о протоколе явки с повинной. УПК не знает такого документа, который бы именовался протоколом о явке с повинной.

См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 178.

29. Другое дело, когда в письменном заявлении гражданина о совершенном им общественно опасном деянии отсутствуют сведения, достаточные для того, чтобы это заявление могло с точки зрения УПК быть расценено как письменное заявление о явке с повинной. В предложенной ситуации собственно заявление о явке с повинной будет устным, а не письменным . Именно поэтому необходимо составить протокол явки с повинной. Представленный же гражданином письменный документ не порождает возникновения уголовно-процессуальных правоотношений. Если же в нем содержатся уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава готовящегося, совершаемого либо совершенного им преступления, то налицо письменное заявление о явке с повинной. Это значит, составлять протокол явки с повинной не требуется. Всю дополнительную информацию от явившегося с повинной можно получить в ходе предусмотренной ст. 144 УПК предварительной проверки, а затем и в процессе допроса на стадии предварительного расследования.

Наверное, именно такую ситуацию подразумевал А.Н. Шевчук, говоря, что «в письменном заявлении могут отсутствовать необходимые сведения, поэтому наряду с письменным заявлением возможно составление и протокола явки с повинной». См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 267; и др.

30. Протокол явки с повинной — это уголовно-процессуальный документ (форма закрепления повода и основания для начала уголовного процесса), в котором фиксируется устное заявление о явке с повинной (содержащаяся в заявлении информация).

31. При составлении данного документа должны быть соблюдены требования коммент. ст. В частности, в протоколе явки с повинной должны отражаться:

а) должность, классный чин или звание, фамилия и инициалы лица, составившего протокол;

б) ссылка на статью (ст. 142 УПК), в соответствии с которой протокол составлен;

в) время (день, час, минуты) и орган, которому поступило заявление о явке с повинной;

г) анкетные данные явившегося с повинной: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, место жительства, работы или учебы;

д) номер и серия паспорта или иного документа, удостоверяющего личность явившегося с повинной, кем и когда предъявленный явившимся с повинной документ был выдан;

е) подробное изложение события, о котором он сообщает: когда, где, что явившимся с повинной сделано и каковы, по его мнению, наступившие последствия.

32. По общему правилу лицо, явившееся с повинной, не предупреждается о предусмотренной ст. 306 УК уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Так должны обстоять дела тогда, когда явившийся с повинной рассказывает о своих действиях или бездействии. Если же в заявлении о явке с повинной лицо сообщает о действиях (бездействии) соучастников или иных лиц, без которых невозможно охарактеризовать событие совершенного им самим преступления, явившийся с повинной должен быть предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления другими (не им лично) людьми.

33. Когда же явившийся с повинной рассказывает не только о совершении им самим преступления (преступлений), но и о других фактах преступной деятельности, в которых он лично не принимал участия, составляется два документа: протокол явки с повинной и протокол принятия устного заявления. В первом отражается информация о совершении преступления лицом, явившимся с повинной, а во втором — уголовно-процессуально значимые признаки совершенного другими лицами общественно опасного деяния.

34. В соответствии с ч. 2 ст. 18 УПК заявителю, не владеющему или недостаточно владеющему языком, на котором ведется уголовно-процессуальное досудебное производство, должно быть разъяснено его право изложить заявление о явке с повинной на родном языке или другом языке, которым он владеет, а также право бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК.

35. В процессе принятия у такого гражданина заявления о явке с повинной участвует переводчик. Перед началом данного процессуального действия следователь (дознаватель и др.) должен удостовериться в компетентности переводчика и разъяснить переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК.

36. Факт разъяснения данных прав как явившемуся с повинной, так и переводчику отражается в протоколе явки с повинной.

37. Заявление о явке с повинной может быть дано не на русском языке (и не на государственном языке республики, входящей в Российскую Федерацию). Протокол же явки с повинной и в этом случае оформляется на языке, на котором ведется уголовно-процессуальное досудебное производство. Подписывает протокол и лицо, явившееся с повинной, и переводчик.

38. По аналогии с ч. 3 ст. 167 УПК, если явившийся с повинной в силу физических недостатков или состояния здоровья не может подписать протокол явки с повинной, то ознакомление этого лица с текстом протокола производится в присутствии законного представителя, представителя или понятых, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания лицом, явившимся с повинной.

39. Последним ставит свою подпись в конце протокола явки с повинной лицо, составившее протокол, — следователь (дознаватель и др.).

40. Сведения, сообщенные лицом, обратившимся с заявлением о явке с повинной, подлежат тщательной проверке, поскольку со стороны заявителя возможен самооговор. Известны также случаи, когда лицо является с повинной в целях сокрытия факта совершения им более тяжкого преступления.

41. См. также комментарий к ст. ст. 140, 141, 163, 167 УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Явка с повинной: заявление и протокол явки с повинной. Комментарий к статье 142 УПК; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Явка с повинной как доказательство и ее новые перспективы

В Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должна быть учтена новая ситуация

Верховный Суд РФ поставил долгожданную точку в длительном споре о нуллификации явки с повинной как доказательства в ее нынешнем виде. Тем самым увенчались успехом усилия ФПА РФ и адвокатов, которые следовало бы учесть в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Месяц назад оперативные сотрудники страны, читающие юридические новости, с прискорбием отметили п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре»: « В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Как видно, явка с повинной может быть признана доказательством, но только в том случае, если явившемуся лицу разъяснили права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия должностных лиц. При этом возможность осуществления этих прав должна быть реально обеспечена, что означает обязательное присутствие защитника даже тогда, когда лицо желает от него отказаться.

Данное положение создало серьезные трудности для недобросовестных должностных лиц в реализации их намерений использовать явки с повинной как доказательство обвинения.

Но такую достойную уважения позицию Верховный Суд РФ занимал не всегда.

Так, согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. № 310п00пр по делу Слюсаренко, Али-Заде и др.: «Суд ошибочно исключил из разбирательства явку с повинной в связи с неразъяснением ст. 51 Конституции РФ».
(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 3. С. 16–17).

В соответствии с Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2005 г. № 50-о04-82сп: « В связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствие защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами».
(СПС «КонсультантПлюс»).

Таким образом, согласно сложившейся практике Верховный Суд РФ и нижестоящие суды ранее полагали, что при получении явки с повинной разъяснять право не свидетельствовать против себя самого и право на приглашение защитника не требуется, поскольку по смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной есть добровольное сообщение лица о совершенном преступлении, а присутствие адвоката при ее написании не является обязательным.

Эта позиция включала зеленый свет для массового получения оперативными сотрудниками такого доказательства, как явка с повинной.

Подписантам явок на всю оставшуюся жизнь запомнилось, как их принудительно доставляли в правоохранительный орган, а потом обрушивали всю мощь оперативного непроцессуального убеждения и принуждения. После чего многие были готовы делать любые признания.

А поскольку в распоряжении оперативных сотрудников иных процессуальных средств фиксации показаний не было, они оформляли эти признания как явку с повинной, стимулируя задержанных тем, что их позитивное поведение будет обязательно учтено на суде.

Внешне получалось, что гражданин, движимый угрызениями совести, пришел в правоохранительный орган и добровольно рассказал о совершенном им преступлении. Судьи верили в эту красивую историю даже тогда, когда подсудимые отказывались от написанных явок с повинной, объясняя их невыносимыми пытками.

В пытки же наши судьи верили крайне редко, а явки с повинной как доказательства принимали достаточно часто и охотно.

Такое происходило до тех пор, пока на помощь не пришел Европейский суд по правам человека.

В своем Постановлении от 13 июля 2010 г. по делу «Лопата против России» (Lopata v. Russia, жалоба № 72250/01) ЕСПЧ указал, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления явки с повинной, добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника, представляет собой нарушение п. 1 и подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доводы представителей Российской Федерации о том, что согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству «признание» не являлось процессуальным документом, который должен или может быть составлен в присутствии защитника, а представляло собой выражение доброй воли обвиняемого, содержавшие разъяснения ст. 51 Конституции РФ, не были приняты Европейским судом (см. п. 128 ).

При этом Европейский суд указал: «Что касается утверждения властей Российской Федерации о том, что присутствие защитника при получении признательных показаний не являлось обязательным согласно национальному законодательству, Европейский суд напоминает, что в его задачу входит не абстрактное определение соответствия Конвенции применимого национального законодательства или его соблюдения национальными властями, но оценка соблюдения требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 16 июля 1971 г. по делу “Рингейзен против Австрииˮ (Ringeisen v. Austria), § 97, Series A, № 13)» (см. п. 139).

В дополнение к этому Европейский суд подчеркнул, что помощь адвоката на ранней стадии является частью процессуальных гарантий, которым придается особое значение при рассмотрении вопроса о том, умалялась ли в данной процедуре сущность привилегии не свидетельствовать против себя (Постановление Европейского суда (вынесено Большой Палатой) от 11 июля 2006 г. по делу «Яллох против Германии», Постановление Европейского суда от 2 августа 2005 г. по делу «Колу против Турции»).

В связи с этим использование признательных показаний, полученных в отсутствие оказания юридической помощи, умаляет справедливость разбирательства в целом (Постановление Европейского суда от 13 марта 2014 г. по делу «Пакшаев против Российской Федерации»).

Имея в виду приведенную правовую позицию, ФПА РФ в отзыве на Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами России уголовного наказания» в ноябре 2015 г. указывала: «Если лицо отрицает факт добровольности заявления о явке с повинной, суду следует проверять доводы подсудимого об обстоятельствах, при которых было сделано заявление о явке с повинной, в том числе о соблюдении права лица на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой защитником, в случае если ее написанию предшествовало фактическое задержание лица сотрудниками правоохранительного органа».

Отрадно, что спустя год, хотя бы и в другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ – «О судебном приговоре», важное для тысяч российских граждан положение получило свое отражение.

В качестве окончательного закрепления отстаиваемой позиции Европейский суд 3 ноября 2016 г. коммуницировал ряд сходных жалоб (в том числе и по моей жалобе «Лозовский против России») и уведомил об этом Правительство РФ.

В данных жалобах приводились аналогичные доводы о том, что явки с повинной, которые впоследствии были положены в основу обвинительных приговоров, были написаны в отсутствие защитников и при обстоятельствах, позволяющих сомневаться в их добровольном характере.

В связи с тем, что сложилась новая процессуальная ситуация, где легитимизация явок с повинной возможна только при участии адвокатов, требуется учет этого обстоятельства в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Представляется, что в Стандарте следует прописать в минимальном виде алгоритм действий адвоката-защитника в том случае, если доставленное в правоохранительный орган или задержанное лицо изъявит желание написать явку с повинной, дабы обеспечить реализацию предусмотренных процессуальных прав и исключить предварительное принуждение.

Если данную важную сферу процессуальных правоотношений оставить без внимания, то наши оппоненты при попустительстве некоторых наших коллег легко найдут противоправный обходной маршрут и сведут на нет благие устремления Европейского суда и Верховного Суда РФ.

Явка с повинной

Я́вка с пови́нной — добровольное личное обращение (явка) лица, совершившего преступление, с заявлением о совершении преступления органу дознания, следователю, прокурору или суду (судье) и с намерением предать себя в руки правосудия до привлечения в качестве обвиняемого или подозреваемого.

Явка с повинной — одна из форм деятельного раскаяния, обстоятельство, смягчающее ответственность или освобождающее (при наличии указанных в законе условий) от неё.

Несмотря на то что явка с повинной имеет важное процессуальное значение для раскрытия преступления, условия ее принятия и критерии оценки в качестве доказательства в законе не закреплены. Это порождает сложности на практике, судебные ошибки и негативно сказывается на поведении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, — они отказываются отсотрудничества со следствием.

Капканов Владислав Игоревич,
партнер коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный», кандидат юридических наук (г. Москва)

Сложности в процедуре оформления
Заявлением о явке с повинной, согласно ст.142 УПКРФ, является добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, которое может быть сделано как в письменной, так и в устной форме. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч.3 ст.141 УПКРФ.

Условия принятия заявления. Предположим, лицо является в орган, осуществляющий уголовное преследование, чтобы сообщить о совершении им преступления, о котором указанному органу известно не было. Если по результатам проверки подтверждаются обстоятельства, изложенные лицом в заявлении о явке с повинной, принимается решение о возбуждении уголовного дела. В этом случае явка с повинной будет являться поводом к возбуждению уголовного дела (п. 2 ч.1 ст.140 УПКРФ).
Иной порядок обращения с явкой с повинной действует в случаях, когда органам уголовного преследования известно о преступлении, но не установлено лицо, его совершившее.

ИЗ ПРАКТИКИ. По делу в отношении Н. суд первой инстанции исключил явку с повинной из числа доказательств обвинения, указав в приговоре, что она была написана Н. уже после ее задержания, являлась вынужденной и не свидетельствовала о раскаянии в содеянном.
Президиум Верховного Суда РФ с данным выводом не согласился по следующим основаниям. Через два дня после совершения преступления отН. поступило заявление о явке с повинной. Согласно протоколу явка с повинной была оформлена в 18.00, тогда как Н. была задержана в 20.00. Таким образом, именно явка с повинной послужила основанием подозревать Н. в причастности к совершению преступления.

По мнению некоторых ученых, явкой с повинной можно считать и заявление лица, находящегося в розыске за совершение преступления, но не знающего об этом, если оно добровольно явилось в правоохранительные органы.

Возникает вопрос: как реализовать изложенное на практике, в частности, как доказать, что лицо, находящееся в розыске, действительно не знало об этом? Поскольку ключевым критерием при обращении с подобными заявлениями является проявление доброй воли, важно, чтобы действия лица, явившегося в правоохранительные органы, не были вынужденными. Когда лицо под бременем неопровержимых доказательств, после проведения ряда следственных действий, изобличающих его в совершении преступления, признает свою вину, такое заявление не может быть признано явкой с повинной и оценено судом как иное, смягчающее наказание обстоятельство.

Весьма спорным представляется вывод о том, что явка с повинной не предполагает обязательного личного и непосредственного обращения соответствующего лица в прокуратуру, органы следствия или дознания. Заявление может быть представлено и через его близких, знакомых, адвоката и т. д.

Такое обращение лица не может расцениваться как явка с повинной, поскольку не свидетельствует о действительном желании лица оказать содействие органу предварительного расследования в установлении обстоятельств совершения преступления. Оно предполагает лишь начало добровольного сотрудничества лица с правоохранительными органами, возможность проведения с его участием ряда следственных действий — осмотра места происшествия, проверки показаний на месте и т. д.

Для признания сообщения добровольным необходимо присутствие самого лица, которое подтвердит свое волеизъявление не только подписью в указанном документе, но и участием в следственных действиях.

Вывод о том, что явка с повинной может иметь место без непосредственного обращения лица в правоохранительные органы, помимо прочего, противоречит разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, содержащимся в Постановлении от11.01.2007 №2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (далее — Постановление Пленума ВСРФ №2). В п.7 данного постановления указано: явка с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учитывается в тех случаях, когда лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении (ст. 142 УПКРФ). Таким образом, сообщение предполагает личное участие.
Если бы в качестве заявления о явке с повинной допускалось письменное сообщение либо аудио-, видеообращение, переданное через посредников (например, адвоката или представителей СМИ), то такое заявление можно было бы легко сфабриковать.

Порядок оформления. По закону заявление о явке с повинной может быть сделано как в устной, так и в письменной форме. При этом каких-либо требований к оформлению письменного заявления закон не предъявляет. Лица, подающие такое заявление, могут назвать его сообщением, обращением и т. п.

Должностные лица органов внутренних дел, принимая данные заявления, иногда по ошибке относят их к другой категории документов.

Суды идут по пути исправления ошибок, допущенных при проведении доследственных мероприятий и в ходе предварительного следствия, и обоснованно признают данные документы заявлениями о явке с повинной.

ИЗ ПРАКТИКИ. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ был изменен приговор Томского областного суда в отношении М. Как указано в определении, М. в заявлении на имя прокурора добровольно сообщил об обстоятельствах совершения им преступлений, в том числе о краже денег, о которой никому, кроме него, известно не было, а также выдал орудие преступления. Указанное заявление является явкой с повинной, поскольку отвечает требованиям, указанным в ст.142 УПКРФ.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия посчитала необходимым признать в качестве смягчающих наказание обстоятельств явку с повинной М. и его активное способствование раскрытию преступлений, в связи с чем снизила назначенное ему наказание4.

В соответствии с подп. 1 п.5 Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях явка с повинной представляет собой разновидность сообщения о преступлении и, соответственно, подлежит регистрации в книге учета сообщений. Однако данный порядок соблюдается не всегда.

Рассмотрим типичную ситуацию. В ходе беседы с оперуполномоченным в ОВД лицо созналось в совершении преступления. Однако оперативный сотрудник, вместо того чтобы составить протокол принятия заявления о явке с повинной в соответствии со ст.141 УПКРФ, зарегистрировал свой рапорт, приобщив к нему письменное объяснение лица.

Поскольку в материалах дела не содержится ни заявления лица о явке с повинной, ни протокола принятия данного заявления, следователь при составлении обвинительного заключения укажет на отсутствие обстоятельств, смягчающих наказание лица. К аналогичному выводу может прийти и суд, ведь ошибки не всегда могут быть устранены на стадии судебного рассмотрения.

Отметим, что положения Части шестой «Бланки процессуальных документов» УПКРФ, которые (за исключением одного) утратили силу с октября 2007 г., формировали единый порядок получения данных документов по всей стране. Сегодня в каждом регионе России складывается своя практика.

Чтобы унифицировать правоприменение, представляется необходимым отразить порядок принятия заявлений о явке с повинной (подробное пошаговое описание) на законодательном уровне.
Кроме того, законодателю необходимо определить, к каким доказательствам относится явка с повинной, и внести соответствующее дополнение в УПКРФ. На практике этот вопрос получает разные решения, позиции высших судебных инстанций также расходятся. Если Конституционный Суд РФ относит явку с повинной к разновидности показаний6, то Верховный Суд РФ — к иным документам.

Судебная оценка
Уголовно-правовое значение явки с повинной состоит в том, что она одновременно является доказательством вины и обстоятельством, смягчающим наказание.
При оценке заявления о явке с повинной в суде наибольшие сложности возникают в определении добровольности обращения лица (необходимо исключить факт самооговора) и возможности снижения наказания.

Явка с повинной и самооговор. На практике редко встречаются случаи, когда защите удается убедить суд в том, что обвиняемый напрасно оговорил себя под нажимом следствия. Суды, как правило, не воспринимают перемену показаний подсудимого и отказ отпризнания, данного на следствии, когда при явке с повинной соблюдены все процессуальные процедуры (участие адвоката, следственный эксперимент), а признательные показания неоднократно повторялись.

ИЗ ПРАКТИКИ. Приговором Самарского областного суда от06.02.2009 Н. и Г. были признаны виновными в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище (ч. 2, 3 ст.162 УК РФ), а Н. — также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч.4 ст.162). Н., кроме того, признан виновным в умышленном причинении смерти К., сопряженном с разбоем (п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ).
В кассационных жалобах осужденные и их защитники просили отменить или изменить приговор, ссылаясь, в частности, на то, что явки с повинной и уличающие показания Н. и Г. дали под угрозой применения физического насилия.
Проверив материалы дела, Судебная коллегия сочла приговор законным и обоснованным. В кассационном определении суд привел следующие доводы.
Вина Н. и Г. в содеянном подтверждена не только уличающими показаниями самих осужденных, данными ими на предварительном следствии, но и показаниями свидетелей, потерпевшей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал правильную оценку.
Доводы осужденных о том, что они не причастны к совершенным преступлениям, а на следствии оговорили себя, в суде были тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.
Уличающие показания и Н., и Г. давали неоднократно и в условиях, исключающих применение каких-либо недозволенных методов расследо-вания.
Как видно из материалов дела, на всех следственных действиях с участием Н. и Г. присутствовали их защитники, а также законные представители, при этом каких-либо заявлений, жалоб со стороны указанных лиц не поступало.
Согласно показаниям законных представителей осужденных все следственные действия с участием Н. и Г. проходили в присутствии адвокатов Оба рассказывали об обстоятельствах преступления, каких-либо жалоб с их стороны не было, телесных повреждений у них также не зафиксировано.
При проверке уличающих показаний осужденных суд установил, что эти показания являются достоверными, последовательны, логичны и не противоречат всей совокупности собранных по делу доказательств, в том числе и показаниям потерпевшей Т.
При назначении наказания Г. и Н. судом в полной мере учтены как характер и степень общественной опасности, тяжесть совершенного деяния, так и данные о личности осужденных, все смягчающие наказание обстоятельства, в том числе явку с повинной, несовершеннолетний возраст осужденных.
Назначенное наказание является справедливым и оснований для его снижения не имеется8.

Даже если предположить, что оперативные сотрудники в погоне за показателями могли принудить лицо признаться в совершении ряда преступлений, которых оно не совершало, процессуально закрепить такое признание будет крайне затруднительно.При проведении опознания, проверки показаний на месте и иных следственных действий с участием этого лица выявится его непричастность к совершению преступлений. В случае установления противоречий и, как следствие, непричастности лица к преступной деятельности, оно подлежит освобождению отуголовной ответственности.
Если же лицо дает последовательные показания, объективно отражающие обстоятельства совершения указанных преступлений, у органа предварительного расследования и суда не будет оснований считать заявление о явке с повинной и последующие признательные показания лица самооговором.

Возможность снижения наказания. Согласно п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ явка с повинной является обстоятельством, смягчающим наказание. По правилам ст.62 Кодекса, при наличии смягчающего обстоятельства и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.
В Постановлении Пленума Верховного СудаРФ №2 указано, что при установлении смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.«и» и (или) «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и наличии оснований, указанных в ст.64 УК РФ, суд вправе с учетом конкретных обстоятельств дела и данных о личности виновного назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за конкретное преступление.
Если же явка с повинной была дана лицом после его задержания, либо в ходе расследования были установлены отягчающие обстоя-тельства, подобное активное посткриминальное поведение будет отнесено к иным смягчающим наказание обстоятельствам, тем не менее не влияющим кардинально на назначение наказания.
Возможность снижения наказания, установленная ст.62 УК РФ, по мнению законодателя, должна стимулировать лицо, совершившее преступление, на обращение в правоохранительные органы с заявлением о явке с повинной.
Вместе с тем данная возможность ограничивается наличием в деле отягчающих обстоятельств. Даже активное способствование раскрытию преступления, правдивые последовательные показания и иные позитивные поскриминальные шаги, предпринятые преступником, не могут «перевесить» наличия какого-либо отягчающего обстоятельства.
Насколько такое положение соответствует уголовной политике, проводимой государством, сказать сложно. Думается, стимулирование положительного посткриминального поведения должно быть несколько шире и иметь меньше барьеров, таких как заранее заложенная в законе невозможность «пойти навстречу» раскаявшемуся преступнику. Явка с повинной и иные активные действия преступника должны иметь однозначную законодательно закрепленную возможность положительно влиять на назначение ему наказания.
Анализ практики назначения наказания в виде лишения свободы позволяет констатировать: по подавляющему большинству уголовных дел, рассмотренных судами, наказание не превышает двух третей своего максимального предела вне зависимости отналичия или отсутствия в деле смягчающих обстоятельств.
В то же время лицо, совершившее преступление, не имеет строго определенной законом возможности снижения нака-зания.
Может получиться так, что сознавшийся преступник сам отдаст себя в руки правосудия и получит наказание, приближенное к максимуму. Примером тому является суровый приговор в отношении Заремы Мужахоевой, добровольно отказавшейся отсовершения террористичес-кого акта.
Сотрудничество со следствием, выраженное в подробном изложении обстоятельств дела, должно влиять на назначение наказания и учитываться как явка с повинной, даже если волеизъявление виновных лиц к такому сотрудничеству имело место после проведенной с ними работы в ОВД. Можно выбрать процессуальную стадию, до наступления которой обращение лица с признанием будет расцениваться как явка с повинной. Например, до задержания в качестве подозреваемого, еще лучше — до начала допроса (ведь задержать лицо до выяснения обстоятельств можно по различным причинам).
В п.7 Постановления Пленума ВСРФ №2 указано: сообщение о преступлении, сделанное лицом после его задержания по подозрению в совершении преступления, не исключает признания этого сообщения в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Подобная формулировка, на наш взгляд, расширяет границы судейского усмотрения и создает большие возможности для отказа в признании подобных заявлений явкой с повинной, с вытекающими из этого правилами назначения наказания.
Важное значение для практики имеет другая рекомендация Пленума ВСРФ: если сообщение лица о совершенном с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами положено судом в основу обвинительного приговора, то данное сообщение может рассматриваться как явка с повинной и в том случае, когда лицо в ходе предварительного расследования или в судебном заседании изменило свои показания.

ИЗ ПРАКТИКИ. Президиум Московского областного суда снизил (с 9 лет до 8,5 лет) наказание в виде лишения свободы осужденному С., который был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст.111 УК РФ).
Как следует из постановления суда надзорной инстанции, Химкинский городской суд Московской области при назначении С. наказания не признал явку с повинной в качестве смягчающего обстоятельства ввиду того, что обвиняемый в судебном заседании изменил свои показания (пытался дезавуировать признание, преуменьшая его роль и своего поступка в целом). Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от21.10.2003 приговор в отношении С. был оставлен без изменения.
Президиум Московского областного суда, сославшись на Постановление Пленума ВСРФ №2, не согласился с такой оценкой явки с повинной осужденного и изменил приговор9.

Вместе с тем, формулировка «может» в анализируемом разъяснении Пленума ВСРФ не является для судов императивным предписанием. Как показывает практика, суды могут не учесть заявление о совершенном преступлении как явку с повинной не только когда лицо изменяет показания в суде, но даже когда оно дополняет их.

ИЗ ПРАКТИКИ. С. обвинялся в убийстве. Сотруд-никами правоохранительных органов С. был доставлен из больницы в местное отделение милиции, где написал соответствующее заявление. В дальнейшем, будучи допрошенным в качестве подозреваемого и обвиняемого, С. дал признательные показания. Также с его участием проводилась проверка показаний на месте, в ходе которой С. подробно пояснил обстоятельства произошедшего.

Измайловский районный суд г. Москвы при вынесении приговора не признал заявление С. явкой с повинной на том основании, что она была написана им после доставления в ОВД, и правоохранительными органами его личность уже была установлена. Суд проигнорировал ряд существенных, имеющих принципиальное значение для дела обстоятельств. Заявление о явке с повинной было написано С. не только до составления протокола о его задержании, но и до принятия решения о возбуждении уголовного дела. Несмотря на нарушения, допущенные при производстве по делу, позицию суда первой инстанции поддержали кассационная и надзорная инстанции.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 8. С. 16.

2 Энциклопедия уголовного права / Под ред. В. Б. Малинина. СПб.: Издание профессора Малинина, 2008. Т. 9. С. 349.

3 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. В. М. Лебедева, В. П. Божьева. М.: Юрайт-Издат, 2007.

Явка с повинной относится к иным документам
Фролова Татьяна Андреевна,
судья Липецкого областного суда

В нашей практике периодически встречаются случаи, когда сторона защиты ходатайствует в суде об исключении явки с повинной из числа доказательств ввиду того, что это доказательство было получено без участия адвоката и не подтверждено в судебном заседании.

Возможно, появление таких ходатайств стало следствием позиции Конституционного Суда РФ, отраженной в Определении от 14.10.2004 № 326-О: ст. 142 УПК РФ «не содержит положений, которые противоречили бы нормам уголовно-процессуального закона, устанавливающим порядок доказывания по уголовным делам, в том числе ст. 75 УПК РФ, и отменяли бы обязательность их соблюдения при оглашении в ходе судебного следствия сделанного заявления о явке с повинной…». Участники процесса считают возможным распространять на явку с повинной положения, относящиеся к порядку признания недопустимыми показаний подозреваемого и обвиняемого, и требовать исключения явки с повинной из числа доказательств по основаниям п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

Такая точка зрения не может быть признана правильной. Явка с повинной не должна приравниваться к показаниям подозреваемого и обвиняемого, получение которых имеет ряд процессуальных особенностей (они отражены в ст. 76, 77 УПК РФ). Данная специфика не распространяется на заявление лица, которое на момент написания явки с повинной не имеет статуса подозреваемого, обвиняемого или иного участника процесса, а уголовное дело, возможно, еще не возбуждено.

Явка с повинной принимается не только следователем, но и дежурным отделения милиции, оперативным сотрудником, фактически — любым работником правоохранительных органов, к которому лицо обратилось с заявлением о совершении преступления. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменной, так и в устной форме и не требует присутствия адвоката.
Очевидно, что явка с повинной относится к иным документам и ее допустимость зависит от соблюдения требований ст. 142 УПК РФ.

Сегодня в каждом регионе складывается своя практика документального оформления явки с повинной

4 Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15.02.2007 № 88-О07-6.

5 Утверждено совместным приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29.12.2005 № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений».

6 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 № 391-О «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Подгузова Василия Романовича о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 октября 2004 года № 326-О».

7 Данный вывод косвенно следует из п. 7 Постановления Пленума ВС РФ № 2.
Суды не воспринимают отказ от признания, данного на следствии, когда при явке с повинной соблюдены все процессуальные процедуры

8 Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20.04.2009 № 46-О09-22.

Явку с повинной суды ошибочно сочли подтверждением участия в преступлении
Приговором Балахнинского городского суда Нижегородской области от 22.04.2004 Б. был осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы.

Судом кассационной инстанции приговор оставлен без изменения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13.04.2009 по результатам рассмотрения надзорной жалобы осужденного изменила состоявшиеся судебные решения в части назначения наказания, указав следующее.

При назначении наказания суд безосновательно не признал явку с повинной осужденного в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Суд сослался на то, что показания об обстоятельствах совершенного преступления Б. дал будучи задержанным; добровольно 07.10.2003 он в следственные органы не явился, хотя имел возможность это сделать. Кроме того, следственные органы располагали на день задержания Б. данными (объяснениями П. и А.) о совершении им убийства С.

Вместе с тем, при решении вопроса о том, имела ли место явка с повинной, суды должны проверять, являлось ли заявление (устное сообщение о преступлении) добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления.

Преступление Б. совершил 07.10.2003. В тот же день были получены объяснения свидетелей, на которые суд ссылается в приговоре. Однако из объяснений указанных лиц следует, что они видели лишь как неизвестный им мужчина избивает женщину. При этом ни один из них не сообщает, что именно Б. являлся лицом, совершившим преступление.

08.10.2003 Б. самостоятельно обратился в органы следствия, написал заявление о явке с повинной. В 13.00 был составлен протокол о явке Б. с повинной, а в 15.00 — протокол о задержании Б. как лица, подозреваемого в совершении преступления. В последнем протоколе имеется сделанная Б. запись о том, что именно он обратился в органы милиции с заявлением о совершении преступления, назвал адрес проживания, после чего был доставлен в прокуратуру.
(Определение Верховного Суда РФ от 13.04.2009 № 9-Д09-7) 9 Постановление президиума Московского областного суда от 19.11.2007 по уголовному делу № 44у-397/07.

Источник: www.ugpr.ru

Приложение: заявление о явке с повинной

Руководителю следственного управления Следственного комитета
при прокуратуре Российской Федерации
по _________________ области
государственному советнику юстиции 2 класса
Иванову И.И.

от ___________________________
(Фамилия, имя, отчество)
прож.: _______________________
(Домашний адрес: населенный пункт,
_____________________________
улица, дом, корпус, квартира, контактный телефон)

В соответствии со ст.142 УПК РФ добровольно сообщаю __________________________
______________________________________________________________________________
Излагается обстоятельства совершенного преступления (место, время, способ,
______________________________________________________________________________
личность потерпевшего, наступившие последствия и т.д.)
______________________________________________________________________________

Подпись __________________ Ф.И.О. _________________________

Со статьей 51 Конституции РФ о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников ознакомлен, ее положения мне понятны.

Подпись __________________ Ф.И.О. _________________________

Смотрите еще:

  • П 178 тк рф Статья 178. Выходные пособия При расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 настоящего Кодекса) либо сокращением численности или штата […]
  • Воинская часть правовая форма Как узнать данные войсковой части, необходимые для оформления кредита? как узнать инн войсковой части 98633 г. Екатеринбург, а так же организационно правовую форму войсковой части. Ответы […]
  • П3 части первой ст77 тк рф Статья 77. Общие основания прекращения трудового договора Информация об изменениях: Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ в статью 77 настоящего Кодекса внесены изменения, […]
  • Как рассчитать пособие при увольнении в связи с ликвидацией Ликвидация предприятия: выплаты работникам Актуально на: 30 сентября 2016 г. Прекращение деятельности при ликвидации организации – форс-мажорное событие, которое затрагивает всех без […]
  • Уголовный кодекс 61 Уголовный кодекс Украины (УК Украины) с комментариями к статьям ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ (495) 662-98-20: 441 Стаття 61. Обмеження волі 1. Покарання у виді […]
  • Срок давности по ук рф 159 Есть ли срок давности по ст.159 мошенничество? могу ли я подать заявление в полицию по факту мошенничества если прошло 6 лет с момента совершения мошенничества Ответы юристов (1) Сроки […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.